Против КОБ ("Концепции Общественной Безопасности")
Добро пожаловать на новый форум, посвященный обсуждению современных лжеучений, ересей жидовствующих, и апологии Православия.
login.php profile.php?mode=register faq.php memberlist.php search.php index.php

Поиск в православном интернете: 
Список форумов Против КОБ ("Концепции Общественной Безопасности") » Православие » Исход израильтян из Египта (М.Савваитского) На страницу 1, 2  След.
Начать новую тему  Ответить на тему Предыдущая тема :: Следующая тема 
Исход израильтян из Египта (М.Савваитского)
СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 10:25 pm Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Антикоб: Попалось мне в Инете несколько весьма интересных богословских книжек, дореволюционного издания, с содержанием которых было бы полезно ознакомится всем. Там можно найти массу интересного. Одну из них я бы хотел начать публиковать (вслед за "Поведением христиан") по мере ее обработки OCR-программой. Публиковать буду "как есть", с дореволюционной орфографией.

-------------
И С X О Д Ъ

ИЗРАИЛЬТЯНЪ

изъ

ЕГИПТА.



СОЧИНЕНІЕ

M. Савваитскаго.


С.-ПЕТЕРБУРГЪ.
1889.

-------------

Предлагаемое сочиненіе имѣетъ своимъ предметомъ исторію освобожденія израильскаго народа отъ египетскаго рабства или — точнѣе—исторію израильскаго народа въ Египтѣ отъ египетскихъ казней до перехода его чрезъ Чермное море, и такимъ образомъ обнимаетъ собою VII, 8—XIV, 21 книги Исходъ. Всѣ послѣдовательныя событія, составляющіа указанный періодъ времени, представляютъ въ себѣ два историческихъ момента, изъ которыхъ въ одинъ рука крѣпкая Іеговы, взявшая на себя дѣло освобожденія народа Божія отъ рабства египетскаго, поражаетъ Египетъ знаменіями и чудесами и тѣмъ сокрушаетъ цѣпь египетскаго рабства израильтянъ, полагая начало новой эпохѣ въ исторіи этого народа— носителя Ветхозавѣтнаго Откровенія, во второй—совершается самое удаленіе израильскаго народа изъ Египта. Сообразно съ такимъ дѣленіемъ библейско-историческаго матеріала, изложенію котораго посвящено предлагаемое сочиненіе, послѣднее также дѣлится на два неравные по объему отдѣла: въ первомъ излагается послѣдовательная исторія Божественныхъ знаменій и чудесъ, совершенныхъ въ Египтѣ рукою Моисея предъ исходомъ израильтянъ изъ Египта,—съ опредѣленіемъ содержанія библейско историческихъ фактовъ, входящихъ въ эту группу событій, съ уясненіемъ ихъ внутренняго характера и значенія, и того дѣйствія, которое они должны были производить на стоявшихъ подъ ихъ вліяніемъ египтянъ; во второмъ отдѣлѣ излагаются и подвергаются посильной критикѣ существующая въ библейско исторической и египтологической литературѣ теоріи, опредѣляющія путь исхода израильтянъ изъ Египта. Критическій пересмотръ теоріи послѣдняго рода, сдѣланный на основаніи библейскихъ и египтологическихъ данныхъ, не привелъ насъ къ положительному согласію ни съ однимъ изъ существующихъ мнѣній, а равно и къ установленію опредѣленнаго представленія о тожествѣ указанныхъ въ библейскомъ повѣствованіи географическихъ пунктовъ, чрезъ которые пролегалъ путь израильтянъ при выходѣ ихъ изъ Египта, съ древне-египетскими мѣстностями; а такъ какъ такое представленіе между тѣмъ необходимо для обстоятельнаго изслѣдованія дальнѣйшаго библейско-историческаго факта перехода израильтянъ чрезъ Чермное море, для болѣе или менѣе точнаго опредѣленія мѣста этого перехода и разсмотрѣнія всѣхъ касающихся этого послѣдняго факта критическихъ взглядовъ, то наше сочиненіе и доводится только именно до перехода израильтянъ чрезъ Чермное море, заканчиваясь въ качествѣ результата всего предшествовавшаго изложенія мнѣній, касающихся географіи исхода израильтянъ изъ Египта, опредѣленіемъ общаго направленія, взятаго израильтянами при выходѣ изъ Египта.

Не приводя здѣсь всѣхъ многочисленныхъ сочиненій преимущественно на иностранныхъ языкахъ, которыя были у насъ подъ руками, всѣхъ описаній путешествій по Египту и всѣхъ журнальныхъ статей изъ нѣмецкихъ, французскихъ и англійскихъ журналовъ, считаемъ нелишнимъ сдѣлать здѣсь перечень по крайней мѣрѣ важнѣйшихъ сочиненій, которыми мы пользовались при составленіи своего сочиненія, и тѣхъ, на которыя сравнительно чаще дѣлаются ссылки въ сочиненіи.

Beauregard, Les Divinités Égyptiennes, Paris, 1866.

S. Birch, Ancient History from the Monuments; Egypt. London.

S. Bochartus, Hierozoieon, edit, quarta, 1722.

H. Brugsch-Bey, Geschichte Aegypten's unter den Pharaonen, Leipzig, 1877.

H. Brugsch-Bey, L'Exode et les monuments Egyptiens. Discours prononcé à l'occasion du congres international d'orientalistes à Londres, Leipzig, 1875.

H. Brugsch-Bey, Religion und Mythologie der Alton Aegypter, Leipzig, 1884.

Jacob Bryant, Observations upon the plagues inflicted upon the Egyptians, London, 1794.

Исторія фараоновъ Бругша. Переводъ Г. К. Властова, С.-Петербургъ, 1880.

Властовъ, Священная Лѣтопись, т. 2, изд. 2. С.-Петербургъ, 1878.

Calmet, Commentaire litteral sur l'Exode, Paris, 1717.

The Holy Bible with commentary, edited by F. С. Cook, London. 1877. Этотъ комментарій принято цитовать: Speaker Bible.

Description de l'Egypte, publié par les ordres de Sa Magesté l'Empereur Napoléon le Grand, Paris, 1809—1818. Изъ этого изданія мы пользовались только одной статьей Дюбуа-Эйме: Notice sur le séjour des Hebreux en Egypte et sur leur fuite dans le desert, pp. 291 — 324. t. I, Antiquités, Mémoires.

Description de l'Egypte, 2 edit., publiée par Panckoucke, Paris, 1821—1827. Въ нашемъ сочиненіи цитуется обыкновенно это второе изданіе.

Dillmann, Die Bücher Exodus und Leviticus.

Diodori Siculi Bibliotheca Historica,—cura Eichstädt, 1800.

G. Ebers, Durch Gosen zum Sinai, Zw. Auflage. Leipzig, 1881.

G. Ebers, Aegypten und die Bücher Moses, Leipzig, 1808.

J. Flavii, Omnia Opera, editio S. Havercampi, 1726.

Fürstius, Concordantiae Librorum Vet. Testamenti Sacrorum Hebraicae atque Chaldaicae, Lipsiae, 1840.

Fürst, Hebraiches und Chaldaisches Handwörterbuch über das Alte Testa-ment, Leipzig, 1857.

Geikie, Hours with the Bible, London, 1883, 7-th edit.

G. Gesenius, Thesaurus philologicus criticus lingvae Hebraicae et Chaldaicae V. Testamenti, Lipsiae, 1829.

W. Gesenius, Hebraisches und Chaldäisches Handwörterbuch über das Alte Testament, IX Auflage 1883.

Glaire, Les Livres Saints vengés, Paris, 1845.

Hävernick, Einleitung in Àlte Testament, Zw. Aufl., Frankfurt à M., 1856. Hengstenberg, Die Bücher Mose's und Aegypten, Berlin, 1841. Herodotos—von H. Stein, Berlin, 1864.

Vetus Testamentum graecum cum latina translatione, Iager, Parisiis, 1855. lannsens, Hermeneutica Sacra, Paris, 1839.

Keil, Biblischer Commentar über die Bücher Mose's. Band I: Genesis und Exodus, Zw. Aufl. Leipzig, 1866.

Knobel, Die Bücher Exodus und Leviticus, Leipzig, 1857.

Köhler, Lehrbuch der Biblischen Geschichte Alt. Testam., Erlangen, 1875, 1-te Hälfte.

Kurtz, Geschichte des Alten Bundes, Zw. Auflage, 1858.

Maspero, Histoire Ancienne des peoples de l'Orient, Paris, 1876.

Millington, Signs and Wonders in the land of Ham. A description of the ten plagues of Egypt with ancients and modern parallels and illustrations. London, 1873.

Egypt Exploration Fund. The Store-City of Pithom and the Route of the Exodus—by Edouard Naville, London, 1885.

Osburn, Monumental History of Egypt, London, 1854. Philonis Iudaei opera, ed. Mangey. Pierret, Le Panthéon Egyptien, Paris, 1881.

Plinius Secundus, Historia Naturalis, editio altera, Parisiis, 1723. Plutarchi Scripta moralia, Parisiis, 1841, ed. Didot. Georges Raiclinson, History of Herodotus, London, 1862. Karl von Raumer, Der Zug der Israeliten aus Aegypten nach Canaan. Leipzig, 1837.

Robinson, Palästina und die südlich angrenzenden Länder, Halle, 1841. Rosenmuller, Scholia in Vet. Testamentum, pars I. vol. 2., Lipsiae, 1822. Schleiden, Die Landenge von Suês, Leipzig, 1858.

P. Sicard, Über den Weg der Israeliten durch das rothe Meer въ Paulus's Sammlung der merkwürdigsten Reisen in den Orient, Theil V, lena, 1799.

W. Smith, The hook of Moses or the Pentateuch in its autorschip, credibility and civilisation.

A Dictionary of the Bible, edited by W. Smith, Loudon.

Stanley, Lectures on the history of the Iewish Church.

Vetus Testamentum graece, C. Tischendorf.

Tristram, The natural History of the Bible, sixth edition, London, 1880.

F. Vigouroux, La Bible et les découvertes modernes en Palestine, en Egypte et en Assyrie, edit. troisième, Paris, 1882.

Wilkinson, Manners and Customs of the Ancient Egyptians, London, 1837.

Wünsche, Bibliotheca rabbinica. Zwölfte Lieferung: Der Midrasch Schemot Babba, Leipzig. 1881.

H. Zschokke, Historia Sacra Antiqui Testamenti, editio altera, Vindo bonae, 1884.


Въ заключеніе считаемъ необходимымъ сказать еще нѣсколько словъ въ объясненіе употребляющейся у насъ цитаціи. Всякій разъ, когда при чтеніи того или другаго иностраннаго сочиненія мы встрѣчались съ ссылкою на неизвѣстнаго намъ до того времени автора, мы старались отыскать книгу или журнальную статью послѣдняго и съ цѣлію провѣрки цитата и съ надеждою найти у автора еще какія либо данныя, относящіяся къ предмету сочиненія. Результатомъ этихъ нашихъ розысканій было по большей части то, что мы дѣйствительно находили у автора и другія полезныя для насъ свѣдѣнія кромѣ того, съ которымъ мы по­знакомились изъ вторыхъ рукъ, и въ этомъ случаѣ, понятно, этотъ авторъ цитуется у насъ большее число разъ въ сравненіи съ тѣмъ иностраннымъ сочиненіемъ, чрезъ посредство котораго мы въ первый разъ познакомились съ авторомъ; это послѣднее обстоятельство должно, по нашему мнѣнію, устранить у читателя самую возможность сомнѣнія, видѣли ли мы цитуемаго нами автора, въ тѣхъ случаяхъ, когда читатель встрѣтитъ у насъ ссылку на этого автора съ указаніемъ сочиненія послѣдняго, сходную съ подобною же ссылкою въ другомъ иностранномъ сочиненіи. Въ другихъ случаяхъ, не имѣя возможности воспользоваться еще чѣмъ либо изъ найденнаго нами автора кромѣ уже извѣстнаго намъ изъ другаго сочиненія мѣста, мы по крайней мѣрѣ приводили послѣднее въ болѣе полномъ видѣ и—главнымъ образомъ—для пользы самаго дѣла и—отчасти—для устраненія того же указаннаго сомнѣнія. И только въ немногочисленныхъ случаяхъ намъ приходилось ограничиться одной повѣркой цитата, и въ этихъ случаяхъ послѣ того какъ намъ удалось найти этотъ цитатъ въ подлинникѣ, мы считали себя въ правѣ, не измѣняя требованію научной добросовѣстности, цитовать именно подлинникъ, а не то сочиненіе, изъ котораго мы сначала почерпнули цитатъ. И только тогда, когда почему-либо не удавалось найти подлиннаго сочиненія автора и провѣрить но нему цитатъ, мы приводили послѣдній именно какъ заимствованный нами изъ вторыхъ рукъ съ указаніемъ того сочиненія, изъ котораго было сдѣлано нами позаимствованіе.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 10:27 pm Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




ОТДѢЛЪ ПЕРВЫЙ.

Божественныя знаменія и чудеса въ землѣ Египетской во времена Моисея.


Священная лѣтопись въ повѣствованіи объ освобожденіи еврейскаго народа отъ рабства египетскаго, вопреки воспоминаніямъ другихъ народовъ древняго и новаго времени, свергнувшихъ съ себя ярмо рабства, чужда тенденціи приписать этотъ кризисъ въ еврейской исторіи героическимъ усиліямъ самаго народа и геніальной предусмотрительности и мудрой тактикѣ его вождей. Здѣсь нѣтъ ни Мараѳона, ни Моргартена; здѣсь все отъ Бога и ничего отъ человѣческихъ силъ,—все свыше и ничего отъ себя. Не глухое, медленное политическое движеніе среди Израильскаго народа, направленное къ организаціи плана возстанія и закончившееся рѣшительнымъ натискомъ на египетское правительство, не открытая междоусобная война рабскаго населенія съ господствующимъ, не чужеземное вторженіе, которымъ бы воспользовался и къ которому бы примкнулъ порабощенный народъ для своего освобожденія, — а Божественныя знаменія и чудеса [1]) произвели катастрофу въ египетскомъ государствѣ и подготовили переворотъ въ жизни Еврейскаго народа, давъ ей другое направленіе и положивъ начало новой эпохѣ въ ея исторіи. Только чудодѣйственныя казни, съ постепенно усиливавшеюся строгостію поражавшія Египетъ при пассивномъ, только благоговѣйномъ вниманіи Израильтянъ къ этимъ сверхъестественнымъ проявленіямъ Божественной силы и могущества, и могли разбить политику цѣлыхъ поколѣній, — вынудить отъ египетскаго правительства освобожденіе еврейскаго народа послѣ всѣхъ энергическихъ, судорожныхъ усилій перваго удержать у себя эту полезную и въ тоже время самую дешевую рабочую силу въ странѣ. „Критиками, говорить каноникъ Кукъ, допускается, что освобожденіе Израильтянъ должно было быть результатомъ небесныхъ бѣдствій, разразившихся надъ Египтомъ, который никогда не потерпѣлъ бы такого урона, еслибы могъ воспрепятствовать ему” [2]). Трудно, до невозможности трудно, для объясненія этого историческаго факта предположить какія либо другія, кромѣ указанныхъ въ книгѣ Исходъ, причины и условія. Не могъ онъ быть произведенъ успѣшнымъ возстаніемъ Израильтянъ, обезсиленныхъ тяжелыми, изнурительными работами, не представлявшихъ въ себѣ вполнѣ сложившагося, окрѣпшаго и устойчиваго народнаго организма, находившихся еще только въ состояніи образованія отдѣльныхъ національныхъ единицъ, объединенныхъ между собою однимъ началомъ семейнаго родства: какъ могло это порабощенное населеніе выиграть сраженіе противъ дисциплинированныхъ египетскихъ войскъ [3])? Подавленный притѣсненіями и тяжелыми работами Израиль могъ только стенать и вопіять къ Богу о помощи, но самъ не способенъ былъ бороться за свободу (Исх. II, 23); по своему малодушію онъ готовъ былъ при первой неудачѣ роптать на своихъ избавителей (Моисея и Аарона) и не слушаться ихъ (Исх. V, 21; VI, 9).—Да и какимъ образомъ Израильтяне не сохранили никакого воспоминанія о войнѣ, имѣвшей такой блистательный конецъ? Ни одного намека, какъ замѣчаетъ Кукъ [4]), не найдено въ еврейскихъ преданіяхъ относительно пораженія египетскихъ силъ или чужеземными войсками или національными мятежниками, которое бы способствовало освобождение Евреевъ и могло бы намъ объяснить исходъ Израильтянъ,—этотъ, по замѣчанію Бунзена, „гвоздь вколоченный въ гробъ египетской монархіи” [5]). Не даетъ какого либо яснаго и опредѣленнаго указанія на то или другое бѣдствіе и египетская исторія того періода, къ которому, по общему согласію египтологовъ, долженъ быть отнесенъ выходъ Евреевъ изъ Египта [6]). Египетъ во весь этотъ періодъ находился на высшей степени силы и благополучія [7]). Царствованіе Менефты I, царя 19 династіи, сына Рамзеса II, котораго наиболѣе устойчивое и популярное мнѣніе западныхъ ученыхъ считаетъ фараономъ исхода, было вообще счастливо; записано одно только нападеніе на Египетъ въ 8 годъ [8]) царствованія Менефты, произведенное цѣлою конфедераціею, состоявшею изъ Ливійскихъ племенъ, но это нападеніе было отражено, конфедераты были разбиты, и побѣдоносное египетское войско возвратилось съ трофеями побѣды—9376 плѣнныхъ и богатая добыча были его наградой [9]). Восточная граница была сильно укрѣплена: крѣпости, которыя были заложены въ Ханаанѣ при Тутмесѣ III и Рамзесѣ II и въ которыхъ поставлены были египетскіе гарнизоны, существовали и при Менефтѣ [10]). Съ воинственными племенами Палестины онъ находился въ дружественныхъ отношеніяхъ, продолжая поддерживать оборонительный и наступательный союзъ, заключенный Рамзесомъ II и царемъ Хета, имѣвшій въ виду держать въ повиновеніи безпокойный и буйный міръ ханаанскихъ народовъ, находящійся по срединѣ между договаривающимися сторонами, и кромѣ того воспрепятствовать всякому возстанію и движенію враждебно настроенныхъ семитовъ и вогнать ихъ въ тѣ пределы, которые были имъ назначены [11]). Этимъ договоромъ обѣ заключившія между собою союзъ стороны обязались выдавать эмигрантовъ изъ одной страны въ другую [12]). Словомъ, исторія царствованія Менефты, насколько она можетъ быть возстановлена на основаніи доселѣ добытыхъ монументальныхъ данныхъ, не представляетъ удобной почвы для возникновенія попытки со стороны Израильтянъ къ освобожденію отъ рабскаго ига. Не больше историческихъ данныхъ для естественнаго объясненія даннаго факта представляетъ и царствованіе Тотмеса II, которое Кукъ ставитъ въ параллельную связь по времени съ событіемъ Исхода [13]) и беретъ исходнымъ пунктомъ для дальнѣйшихъ синхроническихъ сближеній египетской и еврейской исторій [14]): его царствованіе лежало между двумя блистательными и счастливыми царствованіями въ Египтѣ,—между царствованіемъ Тотмеса I съ его успѣшной завоевательной политикой и царствованіемъ Тотмеса III, бывшимъ „зенитомъ величія Египта” [15]). Хотя исторія царствования Тотмеса II не отличается особенною ясностію [16]), однако не даетъ никакого указанія на возстаніе или чужеземное вторженіе: записаны только два удачныхъ похода, расширившихъ и упрочившихъ власть Тотмеса,— одинъ противъ жителей юга, и другой на сѣверъ отъ Синайскаго полуострова, противъ обитателей пустынь, безпокойныхъ сосѣдей Египта [17]). Разстройство въ общественныхъ памятникахъ этого царствованія указываетъ правда на какую-то катастрофу, бывшую въ этотъ отдаленный періодъ [18]); но неопредѣленность этого указанія не даетъ ему, собственно говоря, права быть по­сылкою для какого либо положительнаго вывода; по взгляду же Кука и согласныхъ съ нимъ библеистовъ это разстройство въ памятникахъ служитъ отраженіемъ катастрофы, описанной боговдохновеннымъ историкомъ Израильскаго народа. — Такимъ образомъ рядъ описанныхъ въ Исходѣ необыкновенныхъ казней долженъ быть принятъ какъ единственно понятная адэкватная причина освобождения Евреевъ отъ египетскаго рабства.




[1] Такое общее наименование носятъ въ священномъ текстѣ библейскаго повѣствованія всѣ одиннадцать актовъ Божественнаго чудотворенія при изведеніи израильтянъ изъ Египта; это наименованіе прилагается къ данной группѣ событій не только въ Пятокнижіи (Исх. VII, 3. 9; VIII, 23; X, 1—2; XI, 9—10; Втор. IV, 34; VII, 19; XXVI, 8; XXIX, 3; XXXIV, 11; и друг.), но и у Пророковъ (Iерем. XXXII, 21.) и въ Псалмахъ (Пс. СХХХІѴ, евр. СХХХѴ, 9). Что касается вначенія входящихъ въ означенное библейское наименованіе элементовъ—אוה (знаменіе) и מוֹפה (чудо), то по Kimchi (см. Rosenmulleri Scholia in Exodum, p. 109 или Speaker's Commentary, vol. 1, part 1 p. 276) первое слово имѣетъ общее родовое значеніе «знаменія», второе же употребляется только въ значеніи предзнаменованія, совершаемаго съ цѣлію возбужденія вѣры въ дѣйствіе высшей Божественной силы,—предзнаменованія, имѣющаго цѣлію доказать участіе Божественной силы въ совершающихся событіяхъ и чрезъ то возбудить въ зрителяхъ довѣріе къ органамъ этой силы.

[2] Cook, Speaker's Commentary, vol. 1, part 1, p. 275.

[3] Geikie, Hours with Bible, Vol. II, ch. V, p. 123.

[4] Speaker's Comment, vol. 1, part 1, 275.

[5] Bunsen, Bibelwerk. I, 107.

[6] Это согласіе касается только періода, назначаемаго для времени исхода: «принято, что исходъ имѣлъ мѣсто при 18 или 19 династии при которой? вопросъ остается открытымъ,— но конечно при одной изъ нихъ» (Cook, Essay on the Bearings of Egyptian History upon the Pentateuch—in vol. 1 Speaker's Comment, p. 452; см. русскій переводъ этого «Опыта» въ Свящ. Лѣтописи Властова, т. 2, стр. 378). По мнѣнію большинства авторитетныхъ египтологовъ Германіи и Франціи, фараономъ исхода былъ Менефта I, сынъ Рамзеса II (см. Lenormant, Manuel d'histoire ancienne, t. 1 p. 431; S. Birch, Ancient History from the Monuments; Egypt, p. 133). Каноникъ и вмѣстѣ египтологъ Кукъ въ вышеуказанномъ Essay доказываетъ, что это событіе совершилось при концѣ царствованія Тотмеса II (см. р. 455). Это мнѣніе принято и Миллингтономъ вь его спеціальномъ сочиненіи объ египетскихъ казняхъ. (Millington, Signs and Wonders in the land of Ham, ch. XVI p. 221). По Вилькинсону исходъ совершился въ 4 годъ царствованія Тотмеса III (Wilkinson, Manners and Customs of the Ancient Egyptians, vol. 1 p. 54); по Осбёрну—при Cеѳосѣ II (Osburn, Monum. Hist. of Egypt, vol. II, p. 569 — 570).

[7] Cook, Speaker's Comment. 1, 275.

[8] Birch, Egypt p. 132.

[9] Birch, ibid. p. 131. Il nous paraît donc certain, говоритъ Руже, que l'Egypte triompha complètement pour cette fois des invasions qui la menacaient (Revue Archéologique 1867 juillet p. 45).

[10] Brugsch, Geschichte d. Aegypt. unter Pharaonen, S. 579.

[11] Brugsch, Gesch. 526.

[12] См. XXXI отдѣлъ договора въ Brugsch's Gesch., S. 525.

[13] Въ русской литературѣ этотъ взглядъ раздѣляется г. Властовымъ (см. его Свящ. Лѣтопись т. 2, а также примѣч. на 496 стр. перевода Исторіи Фараоновъ Бругша).

[14] Cook. Essay on the Bearings of Egypt. Hist, upon the Pentateuch p. 455.

[15] Birch, Egypt, p. 87.

[16] «The events of the period are involved» (Birch. ibid.).

[17] Brugsch, Gesch. S. 276.

[18] Birch, Egypt, p. 86.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 10:31 pm Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Событія, непосредственно предшествовавшія исходу и описанныя въ библейскомъ повѣствованіи, по самому своему характеру, должны были отозваться на всемъ протяженіи Египетской земли, поэтому, конечно, весьма естественно надеяться, что какія-нибудь указанія или по крайней мѣрѣ намеки сдѣланы тѣми древними хроникерами, которые желѣзными перьями писали на египетскихъ монументахъ лѣтописи ихъ страны. Между тѣмъ, хотя новѣйшими учеными открыто, прочитано и истолковано множество надписей, живописныхъ изображеній и скульптурныхъ остатковъ, однако въ нихъ не найдено какого либо прямаго намека, тѣмъ болѣе описательнаго разсказа о наиболѣе поразительныхъ по своей чудесности событіяхъ, случившихся въ Египтѣ, именно о десяти казняхъ, предшествовавшихъ исходу Израильтянъ [19]). Характеръ этого молчанія какъ относительно даннаго пункта, такъ и относительно другихъ несомнѣнно историческихъ событій хорошо разгаданъ чрезъ изученіе египетскихъ памятниковъ въ ихъ взаимной связи и въ ихъ отношеніи къ древнимъ историкамъ, и разгаданъ именно такъ, что подобные пробѣлы въ египетскихъ лѣтописяхъ могутъ служить аргументомъ не столько противъ библейскаго повѣствованія, сколько въ пользу его. Египтяне признавали уваженіе къ истинѣ одною изъ своихъ отличительныхъ добродѣтелей; какое либо уклоненіе отъ нея въ ихъ нравственномъ кодексѣ считалось уголовнымъ преступленіемъ [20]); но тѣ, которые составляли законы, не были необходимо связаны ими. Фальсификация восхваляется въ Коранѣ, если она практикуется съ добрымъ намѣреніемъ или противъ врага [21]); очень можетъ быть, что и въ древнемъ Египтѣ, какъ и въ новомъ искренность болѣе уважалась въ теоріи, чѣмъ на практикѣ, особенно когда дѣло шло объ интересахъ религіи. Хранителями преданій и историческихъ воспоминаній и исторіографами Египта были главнымъ образомъ жрецы, державшіе въ своихъ рукахъ всю египетскую науку, заключенную въ недоступныхъ для простыхъ смертныхъ письменахъ [22]). Геродотъ заимствовалъ свои свѣдѣнія относительно Египта и его исторіи отъ жрецовъ [23]). Діодоръ Сицилійскій говоритъ: „жрецы для позднѣйшихъ поколѣній вели въ своихъ храмахъ записи о всѣхъ царяхъ,—до какого величія и достоинства каждый изъ нихъ достигъ, какіе ихъ были частные нравы и наклонности и дѣйствія въ различныя времена” [24]). Но этотъ же писатель, говоря о древнѣйшихъ преданіяхъ Египта, утвер­ждаетъ: „жрецы, тайно получая совершенное знаніе о всѣхъ этихъ вещахъ, не могли допустить распространенія ихъ за предѣлы своей касты изъ страха наказанія, которому подлежали разоблачившіе тайны боговъ” [25]). Возможное дѣло, что считая предметомъ исключительно своей компетентности факты религіозной жизни, равно какъ и событія изъ своей національной исторіи, при передачѣ ихъ въ письменныхъ, живописныхъ и скульптурныхъ памятникахъ жрецы естественно сообразовались съ интересами своей религіи, публикуя или утаивая, сохраняя или вытѣсняя изъ своихъ описаній тѣ или другіе факты, подле­жащіе ихъ вѣдѣнію. Все, что могло возвышать ихъ религію или удовлетворять національному тщеславію, представляемо было въ преувеличенномъ видѣ; тогда какъ униженія, которыя они терпѣли, въ особенности такія, которыя бросали тѣнь на ихъ божества, или совершенно были проходимы молчаніемъ или представлялись въ извращенномъ, искаженномъ видѣ [26]). „Въ историческомъ разсказѣ, говоритъ Кукъ, извлеченномъ вполнѣ изъ публичныхъ надписей и монументовъ, никто, конечно, не можетъ надѣяться найти описаніе событій, унизительныхъ для національной гордости: періодъ тяжелыхъ и оскорбительныхъ для народа несчастій оставить лишь пробѣлъ на памятникахъ” [27]). Эта тенденція такъ ясно подмѣчена и установлена египтологами, что одинъ изъ новѣйшихъ біографовъ Геродота, Георгъ Роулинсонъ встрѣчающіяся у Геродота историческія ошибки и неточности объясняетъ ничѣмъ другимъ, какъ недобросовѣстностію жрецовъ. „Что препятствовало его египетской исторіи, говорить онъ, имѣть характеръ большей достовѣрности—это не невѣжество, a недобросовѣстность его источниковъ, которые нарочно преувеличивали славу своей націи и скрывали ея невзгоды и недостатки” [28]). „Такимъ образомъ вмѣсто обилія монументальныхъ данныхъ, которыя могли бы сообщить египетскіе руководители Геродоту, его египетская исторія не чужда ошибокъ, потому что они умышленно искажали ихъ собственныя лѣтописи, тогда какъ онъ, не зная ихъ языка, не могъ разоблачить ихъ обманъ”.—Этому-то национальному тщеславію, руководившему древними египетскими исторіографами, и нужно по всей вѣроятности приписать то обстоятельство, что о событіяхъ, описанныхъ Моисеемъ и совершившихся непосредственно предъ исходомъ Евреевъ, которыя должны были потрясти весь строй египетской жизни во всѣхъ ея сферахъ, на египетскихъ памятникахъ не находится никакихъ указаній. Руже, говоря объ имени Аперіу, замѣчаетъ: „Это названіе Аперіу представляетъ по всей вѣроятности единственный слѣдъ, оставленный на египетскихъ памятникахъ пребываніемъ Евреевъ въ Египтѣ. Нельзя и ожидать, чтобы Египтяне сохранили въ своихъ записяхъ воспоминаніе о такихъ событіяхъ какъ поразившія Египетъ при Моисеѣ казни или какъ постигшая фараона съ его войскомъ страшная катастрофа въ Чермномъ морѣ,—ибо египетскіе памятники очень рѣдко передаютъ о народныхъ бѣдствіяхъ и не-удачахъ” [29]). Изъ этихъ памятниковъ нельзя съ достовѣрностію опредѣлить ни періода, въ который эти событія случились, ни имени фараона, который стоялъ подъ ихъ вліяніемъ, ни даже династіи тогда царствовавшей [30]).

Но не внесенный жрецами по мотивамъ національнаго тщеславія въ историческія лѣтописи египетской страны такой важный фактъ, какъ исходъ Евреевъ, сопровождавшійся страшными казнями, не могъ, конечно, совершенно изгладиться изъ народной памяти египтянъ; стыдъ и несчастіе, Египтянъ, сопровождавшіе выходъ Израильтянъ изъ Египта, были слишкомъ велики, чтобы у туземцевъ не осталось воспоминаній объ этомъ событіи. Отголосокъ этихъ народныхъ воспоминаній библеисты усматриваютъ въ свѣдѣніяхъ, сохраненныхъ Іосифомъ Флавіемъ въ его сочиненіи „противъ Апіона”, и состоящихъ въ двухъ отрывкахъ изъ сочиненія египетскаго историка Манетоса [31]). Одинъ изъ этихъ отрывковъ говорить о нападеніи на Египетъ и господствѣ надъ нимъ въ продолженіе многихъ вѣковъ пастушескаго племени Гиксовъ. Іосифъ Флавій, а за нимъ многіе изъ христіанскихъ хронографовъ отожествляютъ гиксовъ съ Евреями (Іосифъ Флавій утверждаетъ, что въ другомъ спискѣ Манетоса слово „гиксы”, обыкновенно переводимое „цари-пастыри”; „указываетъ на плѣнныхъ пастуховъ”), такъ что весь разсказъ о гиксахъ считали вымысломъ, построеннымъ на исторіи Израильтянъ [32]). Въ настоящее время на основаніи открытыхъ египетскихъ памятниковъ учеными положительно отвергается тождество гиксовъ съ Евреями. Другой отрывокъ содержитъ въ себѣ разсказъ о прокаженныхъ, изгнанныхъ изъ Египта и избравшихъ своимъ предводителемъ геліопольскаго жреца Озарсифа, назвавшаго себя будто бы послѣ Моисеемъ. Іосифъ Флавій, какъ видно изъ всей его передачи этого отрывка, убѣжденъ былъ въ томъ, что подъ прокаженными Манетосъ разумѣлъ предковъ израильскаго народа, хотя самъ Флавій и отвергаетъ это тождество Евреевъ съ прокаженными [33]). Въ такое или иное отношеніе къ Израильтянамъ ставили разсказъ Манетоса и всѣ ученые. Вообще существуютъ два главныя направленія въ западной наукѣ относительно этого разсказа. По взгляду однихъ ученыхъ, какъ напр. Лепсіуса [34]), Бунзена [35]), Эвальда [36]) и друг., разсказъ Манетоса о прокаженныхъ есть египетское преданіе объ исходѣ Евреевъ изъ Египта, сохраняющее черты вѣрнаго историческаго воспоминанія объ этомъ событіи; другіе ученые (Ричардъ, Мюллеръ) видятъ въ этомъ разсказѣ повтореніе исторіи гиксовъ [37]): разсказъ о прокаженныхъ (по Мюллеру) есть позднѣйшая переработка свѣдѣній о гиксахъ, заимствованныхъ изъ египетскихъ памятниковъ. Такимъ образомъ по первому взгляду, Манетосовъ разсказъ о прокаженныхъ имѣетъ прямое и непосредственное отношеніе къ исходу Евреевъ изъ Египта; по второму же взгляду этотъ разсказъ относится къ другому событію, но только позднѣе онъ получилъ черты, приближающія его къ библейскому сказанію объ исходѣ Евреевъ [38]). Мы не будемъ подвергать подробному разбору указанныя мнѣнія со стороны ихъ односторонности и крайностей, равно какъ и рѣшать вопроса о происхожденіи Манетосова разсказа и указывать всѣ черты сходства послѣдняго съ библейской исторіей пребыванія Израильтянъ въ Египтѣ: то и другое и третье можетъ составить предметъ отдѣльной монографіи [39]). Мы ограничимся краткимъ изложеніемъ Манетосова разсказа и его варіантовъ у Гекатея и Лизимаха, чтобы видѣть какъ въ этомъ разсказѣ отразилось воспоминаніе о тѣхъ необычайныхъ бѣдствіяхъ, которымъ подвергъ Іегова Египтянъ и обо-жаемыя ими силы природы. Спустя 518 лѣтъ послѣ изгнанія Гиксовъ, разсказывается у Манетоса, царю Аменофису захотѣлось видѣть своихъ боговъ. Аменофисъ сообщилъ о своемъ желаніи мудрецу Аменофису, сыну Паапія, который и сказалъ ему, что онъ не достигнетъ желанія, пока не очиститъ страну отъ прокаженныхъ и прочихъ нечистыхъ людей. Когда по приказанію царя нечистые были собраны, то ихъ оказалось 80,000 человѣкъ. Всѣхъ ихъ Аменофисъ услалъ въ восточныя каменоломни. Но въ числѣ сосланныхъ оказались и ученые жрецы, одержимые проказой. Когда мудрецъ Аменофисъ узналъ объ этомъ, то сталъ бояться гнѣва боговъ за оскорбленіе ихъ служителей; и действительно ему было сообщено, что въ наказаніе за это оскорбленіе Египетъ подвергнется 13-лѣтнему господству чужихъ людей. Боясь царскаго гнѣва, жрецъ сообщилъ царю объ этомъ письменно, и потомъ умертвилъ себя. По прошествіи нѣкотораго времени прокаженные стали просить разрѣшенія поселиться въ городѣ Аварисѣ. Получивши разрѣшеніе и поселившись въ городѣ, они выбрали себѣ начальника Озарсифа. Озарсифъ даль имъ совѣтъ не почитать боговъ, употреблять въ пищу жертвенныхъ животныхъ и не сообщаться съ чужими народами. По его же совѣту былъ укрѣпленъ городъ и отправлено посольство на востокъ къ пастушескому племени, нѣкогда прогнанному изъ Египта фараономъ Тетмозисомъ (ύπό Τεϑμώσεως -?) и жившему въ основанномъ ими самими городѣ Іерусалимѣ, съ просьбой, чтобы они напали на Египетъ и помогли имъ покорить его. Тѣ пришли въ количествѣ 200000 человѣкъ. Узнавши объ этомъ, царь смутился, собралъ войско, но не сражался съ ними, а собравши священныхъ животныхъ и передавши жрецамъ сына своего-Сефоса, который по отцу назывался также Рамзесомъ, удалился съ войскомъ въ Еѳіопію. Призванные же прокаженными на помощь Солимиты (Οί δέ Σολυμίται -?) вмѣстѣ съ самими прокаженными завладѣли Египтомъ, стали разрушать города и вообще сильно неистовствовали, такъ что „господство ихъ казалось еще худшимъ, чѣмъ господство гиксовъ”. Въ это время Озарсифъ переименовалъ себя въ Моисея. Между тѣмъ послѣ 13-лѣтняго владычества прокаженные были побѣждены Аменофисомъ и его сыномъ Сефосомъ или Рамзесомъ, и удалились на востокъ въ пустыню.




[19] Millington, Signs and Wonders in the land of Ham, p. III; Cook In vol. 1 Speaker's Comment, p. 463.

[20] Millington, ibid.

[21] ibid.

[22] Египетскіе жрецы гордились тѣмъ, что на нихъ искони возложены царями двѣ обязанности: служеніе богамъ и забота о мудрости (Flavius, Contra Apionem, lib. 11 cap. 13).

[23] «Слышалъ я это отъ жрецовъ ѳивскихъ», прибавляетъ Геродотъ въ своей передачѣ египетскаго разсказа объ оракулахъ у еллиновъ и въ Ливіи (11, 55); «по словамъ жрецовъ» (100, 112), «жрецы разсказывали» (107, 109—113), «по разсказамъ жрецовъ» (116), «когда я спросилъ жрецовъ» (118), «разсказывали такъ египетскіе жрецы» (120) и т. п. то и дѣло мы читаемъ въ его исторіи. Жреческое сословіе, служившее въ храмѣ Пта въ Мемфисѣ, снабжало Геродота матеріаломъ для его египетской исторіи; его дальнѣйшею заботою было повѣрить полученный съ этой стороны свѣдѣнія извѣстіями о тѣхъ же пунктахъ жрецовъ Амуна въ Ѳивахъ или Ра въ Геліополисѣ (Georges Rawlinson, History of Herodotus, vol. 1 p. 49).

[24] Diod. Sicul, lib. 1 cap. 44, vol 1 p. 80—81.

[25] Diod. Sic. lib. 1 cap. 27 p. 46.

[26] Millington, ibid. pag. V.

[27] Cook, Speaker's Comment. I, 456.

[28] G. Eawlinson, History of Herodotus, vol. 1 p. 49 —51.

[29] См. Vigouroux, La Bible et Découvert. modern. t. II p. 395.

[30] Въ египетскихъ монументальныхъ записяхъ, говорить Мильманъ, темнота и спутанность должны быть единственнымъ напоминаніемъ о такомъ національномъ бѣдствіи, какъ постигшія Египетъ предъ исходомъ израильтянъ казни (Millman, The History of Iews, vol. 1 p. 119, London. 1866).

[31] Contra Apionem, lib. 1 cap. 14—15 и 26—27. Русскій переводъ обоихъ отрывковъ, сдѣланный архим. Антониномъ, см. въ Труд. Кіев. Духов. Акад. 1875, 12 кн.).

[32] Въ позднѣйшее время представителями этого мнѣнія явились— въ Германіи Hengstenberg въ его сочиненіи Die Bücher Mose's und Aegypten, S. 236 и дал., въ Англіи Nash въ сочиненіи The Pharaoh of the Exodus, London. 1863 p. 234—281.

[33] И въ новѣйшее время нѣкоторые ученые старались доказать, что разсказъ Манетоса о прокаженныхъ есть чистый вымыселъ, что онъ содержитъ только ложь, что его произвела одна вражда и ненависть къ евреямъ.—такъ, по мнѣнію Генгстенберга (Büch. Mos. u Aeg.) мнимый египетскій жрецъ Манетосъ есть жалкій субъектъ, явный лжецъ и умышленный обманщикъ изъ времени Римской имперіи,—что въ основаніи его сказаній не лежать никакіе туземные источники: его разсказы о гиксахъ и прокаженныхъ представляютъ только обезображеніе свѣдѣній, почерпнутыхъ изъ В. Завѣта (подробный разборъ взгляда Генгстенберга сдѣланъ Куртцемъ въ Gesch. d. Alten Bundes II, 183—186). Также по мнѣнію Гретца (Gesch. der Iuden I, 28—29), разсказъ о прокаженныхъ вымышленъ самимъ Манетосомъ, желавшимъ будто бы этимъ унизить евреевъ, которые въ его время начали играть важную роль при дворѣ Птоломеевъ.

[34] Die Chronologie der Aegypter I. Berl. 1849; см. также въ Herzog's Realencyklop. d. prot. Theol. 1, 144 и дал.

[35] Aegyptens Stelle in Weltgesch. 5 Bde. Hamb. 1845 — 56.

[36] Gesch. d. Volk. Isr. I, 445 и дал.

[37] Richard, Darstellung der ägypt. Mythologie, Bonn. 1837 S. 427 и дал. (Ричардъ называетъ разсказъ о прокаженныхъ копіею разсказа о гиксахъ, но онъ считаетъ гиксовъ тождественными съ израильтянами и потому оба Манетосовы разсказа относить къ послѣднимъ); Müller, Die Semiten in ihrem Verhältniss zu Chamiten und Iaphetiten, Gotha 1872, S. 202—211.

[38]Въ западной литературѣ намъ извѣстно еще одно частное мнѣніе относительно Манетосова разсказа о прокаженныхъ, принадлежащее помянутому уже англійскому ученому Nash'y, по которому этотъ разсказъ не имѣетъ никакого отношенія ни къ исторіи гиксовъ, ни къ исторіи пребыванія израильтянъ въ Египтѣ, а служить воспоминаніемъ объ отдѣльномъ, хотя и недостаточно ясномъ эпизодѣ египетской исторіи, именно воспоминаніемъ о произведенной Аменофисомъ IV религіозной реформѣ въ Египтѣ, состоявшей въ замѣнѣ почитанія многихъ боговъ (Амона, Ра, Озириса) поклоненіемъ одному богу Атену, т. е. солнечному диску,—и о возникшей при преемникахъ Аменофиса IV упорной борьбѣ между сильнѣйшими приверженцами ученія Амона и послѣдователями новаго еретическаго ученія, изгнанными и окончательно уничтоженными наконецъ Сетосомъ 1 (Nash, The Pharaoh of the Exodus, p. 210—233).

[39] Въ русской литературѣ разсказъ Манетоса со стороны его происхожденія и отношенія къ библейскому повѣствованію довольно обстоятельно изслѣдованъ г. Серединскимъ въ рядѣ статей подъ заглавіемъ: «Разсказъ Манеѳона о прокаженныхъ и отношеніе этого разсказа къ исходу евреевъ изъ Египта», помѣщенныхъ въ Екатериносл. Епарх. Вѣдом. за 1882 г. №№ 15—20, 22—23 и за 1883 №№ 2—4, 6—7; здѣсь послѣ Манетосова разсказа о прокаженныхъ излагаются свѣдѣнія о прокаженныхъ у другихъ языческихъ писателей, жившихъ послѣ Манетоса, именно: у Херимона, Лизимаха, Діодора Сицилійскаго, Тацита, Апіона, Іустина.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 10:35 pm Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Если изложенный разсказъ Манетоса представляетъ въ себѣ египетское воспоминаніе объ исходѣ евреевъ изъ Египта,—а мнѣніе о такомъ именно отношеніи этого разсказа къ древнѣйшей исторіи евреевъ представляется намъ вѣроятнымъ въ виду сходства приписанныхъ въ разсказѣ прокаженнымъ чертъ съ тѣмъ, что въ библейскомъ повѣствованіи говорится объ евреяхъ [40]), — хотя воспоминаніе смутное и искаженное вымышленными обстоятельствами и чертами, заимствованными изъ исторіи гиксовъ и перенесенными на израильтянъ, то нельзя ли предполагать, что приписывая прокаженнымъ различныя жестокости, даже еще въ сильнѣйшей степени, чѣмъ гиксамъ, народная сага имѣла въ виду обозначить этимъ страшныя казни египетскія? Изъ памятниковъ извѣстно, что послѣ изгнанія гиксовъ, когда египтяне хотѣли выразить эпоху страшныхъ бѣдствій, они не находили болѣе поразительнаго образа для выраженія народнаго бѣдствія какъ сравнить его съ эпохою царей пастырей [41]). Поэтому весьма естественнымъ кажется предположеніе, что несчастія, сопровождавшія исходъ израильтянъ изъ Египта, туземцы представили въ видѣ совмѣстнаго господства евреевъ съ гиксами надъ страною съ тѣми же чертами жестокости, какими отличалось прежнее долговременное господство гиксовъ. Если же господство израильтянъ обрисовывается въ сагѣ еще болѣе яркими красками, чѣмъ господство гиксовъ, то въ этомъ нужно видѣть уже вліяніе позднѣйшаго (александрійскаго) времени [42]).— Равнымъ образомъ, если въ разсказѣ Манетоса говорится, что царь уступиль нечестивымъ и предался постыдному бѣгству вмѣстѣ съ войскомъ, оставивъ страну беззащитною, то въ основѣ и этого вымышленнаго обстоятельства не лежитъ ли темное воспоминаніе о всеобщемъ ужасѣ и оцѣпененіи, которые должны были овладѣть страною, отъ грознаго суда Божія, произведеннаго надъ царемъ ея и жителями въ эпоху исхода и особенно въ ночь самаго выхода евреевъ изъ Египта? — Сознаніе, что большое бѣдствіе тяготѣло надъ страною предъ выходомъ евреевъ изъ Египта еще яснѣе, чѣмъ у Манетоса, высказывается у Гекатея и у Лизимаха александрійца, которые также передаютъ разсказъ о прокаженныхъ. У Гекатея непосредственною причиною выселенія чужеземцевъ изъ Египта считается страшная болѣзнь (проказа или язва, λοιμικη περίστασις), которая у этого автора представляется какъ общее бѣдствіе, постигшее страну за то, что она служитъ пріютомъ для нечестивыхъ чужеземцевъ [43]). Лизимахъ считаетъ причиною изгнанія нечестивыхъ безплодіе земли и голодъ [44]). У самаго Манетоса—если вникнуть въ смыслъ его разсказа—собственно не проказа евреевъ представляется причиною окончательная изгнанія ихъ изъ Египта (о проказѣ Манетосъ говорить только въ началѣ своего разсказа), а различныя бѣдствія, причиненныя египтянамъ нечистыми. И по свидетельству Свящ. Писанія средствомъ вынудить у фараона отпускъ евреевъ были казни, опустошившія страну и причинившія большой вредъ ея жителямъ,—казни, своимъ гибельнымъ дѣйствіемъ простиравшіяся не только на людей, но и на скотъ и поля. Самая ужасная изъ этихъ казней была послѣдняя казнь—смерть всѣхъ первенцевъ египетскихъ; она-то и ускорила выходъ евреевъ изъ Египта. Быть можетъ, воспоминаніе объ этой смерти первенцевъ и сохранилось въ разсказѣ Гекатея, у котораго подъ пагубной болѣзнію (λοιμιϰη περίστασις) и нужно разумѣть эту послѣднюю египетскую казнь. — Вообще въ сказаніи о прокаженныхъ можно усматривать смутное воспоминаніе о томъ, что сообщено въ библейскомъ повѣствованіи о событіяхъ, сопровождавшихъ выходъ евреевъ изъ Египта, хотя въ тоже время это сказаніе и не привноситъ несомнѣнныхъ фактическихъ подробностей въ ходъ событій.

Библейское повѣствованіе объ интересующемъ насъ историческомъ эпизодѣ, повлекшемъ за собою громадныя послѣдствія въ жизни египтянъ и евреевъ и имѣвшемъ особенно рѣшающее значеніе для послѣднихъ,—благодаря религіозному прагматизму, служившему руководительнымъ началомъ для священнаго историка и проникающему всю библейскую исторію [45]), —кратко: исторія эта, имѣя въ виду главнымъ образомъ евреевъ, касается только такихъ выдающихся фактовъ, которые представляли религіозно-національный интересъ и должны были быть передаваемы изъ поколѣнія въ поколѣніе для возбужденія и оживленія религіозныхъ чувствъ и напоминанія народу о его обязанностяхъ въ отношении къ Іеговѣ. Но и при краткости разсказъ этотъ таковъ, что кто либо, самымъ тѣснѣйшимъ образомъ и лично не ознакомившійся съ исторіей, учрежденіями и обычаями египтянъ, съ естественными произведеніями и общими характеристическими чертами ихъ страны, едва ли могъ написать его. На всемъ своемъ протяженіи онъ носитъ печать истины, разсказанной очевидцемъ; въ немъ есть какъ бы случайныя замѣчанія о множествѣ незначительныхъ обстоятельствъ, которыя доказываютъ, что онъ стоить въ полномъ согласіи со всѣмъ тѣмъ, что извѣстно изъ другихъ источниковъ о дѣйствительномъ положеніи египтянъ и ихъ страны въ этотъ періодъ, и которыхъ никто не могъ внести кромѣ писателя, сжившагося и сроднившагося съ изображаемымъ предметомъ. Въ этомъ отношеніи этотъ разсказъ справедливо ставится въ ряду внутреннихъ доказательствъ подлинности библейскаго повѣствованія [46]); достаточно вспомнить о Геродотѣ: онъ съ видимою тщательностію собиралъ матеріалы и съ несомнѣнною добросовѣстностію оцѣнивалъ сообщаемыя ему свѣдѣнія, и однако „въ тѣхъ отдѣлахъ его исторіи, которые относятся къ чужеземнымъ странамъ и болѣе древнимъ временамъ, самыя цѣнныя истины и простыя фабулы часто идутъ рука объ руку” [47]); — достаточно припомнить это, чтобы убѣдиться, что указанное свойство библейскаго разсказа не можетъ быть объяснено случайнымъ знакомствомъ евреевъ съ Египтомъ путемъ частыхъ съ нимъ сношеній.

Внѣбиблейскія данныя въ замѣчательной степени подтверждают библейскій разсказъ хотя, само собою разумѣется, и не прямо. Геродотъ, Плутархъ, Діодоръ, Страбонъ и другіе классическіе авторы, повѣряемые монументальными источниками, даютъ много интересныхъ параллелей и иллюстрацій къ повѣствованію Моисея. Какъ исторія народа или эпохи можетъ быть возстановлена на основаніи открываемыхъ въ различное время и различныхъ мѣстахъ фрагментовъ, такъ и эта часть египетской исторіи, преданная забвенію жрецами, подтверждается въ главныхъ фактахъ и объясняется во многихъ деталяхъ фрагментарными записями древнихъ авторовъ о характерѣ египетской страны и ея жителей, скульптурными остатками, изображениями и надписями, которые отъ времени до времени открываются изъ-подъ развалинъ и наноснаго песку, прочитываются и истолковываются. Чтобы понять и уяснить библейское повѣствованіе во всѣхъ его подробностяхъ, мы необходимо должны воспользоваться свѣдѣніями, извлеченными изъ памятниковъ египетской древности, собрать отдѣльные ихъ фрагменты и поставить ихъ въ отношеніе къ тѣмъ поразительнымъ фактамъ, которые по свидѣтелъству книги Исходъ совершились въ послѣдній годъ жизни евреевъ въ Египтѣ: это сопоставленіе дастъ намъ возможность не только уяснить действительную природу, цѣль и значеніе каждаго изъ тѣхъ „судовъ великихъ” (Исх. VII, 4), которымъ подвергнуть былъ Египетъ, но и составить некоторое представленіе о действіи, которое они должны были произвести на терпевшихъ ихъ египтянъ и благоговѣйно имъ внимавшихъ евреевъ.




[40] При сопоставленіи разсказа Манеѳоса о прокаженныхъ съ библейскимъ повѣствованіемъ о пребываніи евреевъ въ Египтѣ и объ обстоятельствахъ ихъ освобожденія изъ египетскаго рабства можно отмѣтить слѣдующія черты сходства между прокаженными и евреями. Въ разсказѣ Манеѳоса прокаженные представляются мирно живущими въ Египтѣ; только ненависть къ нимъ со стороны египетскихъ боговъ была причиною изгнанія ихъ въ восточныя каменоломни; такимъ образомъ въ основѣ притѣсненія прокаженныхъ со стороны египтянъ лежитъ мотивъ религіозный. Хотя библейское повѣствованіе и не указываетъ прямо и опредѣленно на религіозный мотивъ къ угнетенію израильтянъ, но и не исключаетъ его; поразившія по библейскому повѣствованію Египетъ предъ выходомъ изъ него евреевъ страшный казни были, какъ увидимъ, бѣдствіями не только въ сферѣ общественной жизни египтянъ, но и главнымъ образомъ въ сферѣ жизни ролигіозной, борьбой между Іеговой и египетскими богами; указаніе разсказа Манеѳоса о томъ, что прокаженные стали ненавистны египетскимъ богамъ, не служить ли отголоскомъ смутнаго египетскаго воспомианія о тѣхъ пораженіяхъ и униженіяхъ, какимъ подверглись египетскіѳ боги во время египетскихъ казней? Самое изгнаніе прокаженныхъ въ восточныя каменоломни напоминаетъ работы израильтянъ надъ глиною и кирпичами для построенія городовъ, находившихся въ восточной части Нижняго Египта. Разсказъ о дальнѣйшей судьбѣ прокаженныхъ, объ избраніи ими предводителя и изданіи законовъ, запрещающихъ поклоненіе египетскимъ богамъ, представляетъ также сходство съ библейскимъ повѣствованіемъ. То обстоятельство, что соединившееся вокругъ Моисея и избравшіе его предводителемъ представляются въ египетскомъ разсказѣ въ омерзительномъ видѣ прокаженныхъ, можетъ быть легко объяснено возникшимъ изъ національнаго презрѣнія египетскаго населенія къ евреямъ неправильнымъ обобщеніемъ со стороны египтянъ частныхь случаевъ заболѣванія евреевъ проказой; что нѣкоторые изъ евреевъ, работая подъ палящими лучами солнца надъ глиной и кирпичами, могли заболѣть проказой, предполагать это даютъ основаніе находящіеся въ Пятокнижіи законы о прокаженныхъ. Указанныя черты сходства между прокаженными Манеѳосова разсказа и Израильтянами и даютъ основаніе и право къ сближенію этого разсказа съ библейскимъ повѣствованіемъ.

[41] Cook, Essay on the bearings of Egypt. Hist. upon the Pentateuch въ Speaker's Comment. I, 449. Вообще впечатлѣніе, произведенное господствомъ гиксовъ на египтянъ, было очень сильно; имя, которымъ ихъ обозначали на памятникахъ (aatu), имѣетъ значеніе убійственныхъ, смертельныхъ (чумныхъ) враговъ (Müller, Semiten. S. 210—211).

[42] Нѣкоторые ученые, напр. Бунзенъ (Aegyptens Stelle in Weltgesch. IV, 223 — 224, 240), Дупкеръ (Gesch. des Alterthums 1863, t. 1 s. 139— 140, 312), Ленорманъ (Руководство къ древ. Исторіи въ прилож. къ Кіев. Универс. Изв. 1875, № 7, стр. 109 и дал.) предполагаютъ, что Менефта, считаемый указанными учеными фараономъ исхода, дѣйствительно испыталъ нападеніе пастушескихъ племенъ, заставившихъ его удалиться въ Еѳіопію, которая входила тогда въ составь египетской монархіи,—что пастушескія орды (можетъ быть потомки изгнанныхъ гиксовъ) вторгнулись въ Египетъ, узнавъ о несчастіи, постигшемъ фараона при преслѣдованіи имъ евреевъ, и что 13-лѣтнее господство этихъ племенъ и описано въ разсказѣ Манетоса о прокаженныхъ. Еслибы это предположеніе было вѣрно, то разсказываемое Манетосомъ бѣгство царя въ Еѳіопію, возвращеніе его оттуда и изгнаніе имъ нечестивыхъ имѣло бы фактическую основу, а перенесеніе чертъ съ гиксовъ на израильтянъ и особенно приписанное послѣднимъ господство надъ Египтомъ сдѣлалось бы еще болѣе понятнымъ: исходъ евреевъ, сопровождавшійся страшными бѣдствіями для Египта, и послѣдовавшее затѣмъ нападеніе пастуховъ, соединенное съ неменьшими для страны несчастіями, легко могли, вслѣдствіе своей близости по времени, слиться въ воспоминаніи египтянъ въ одно печальное событіе, продолжавшееся 13 лѣтъ. Но къ сожалѣнію, предположеніе означенныхъ ученыхъ не имѣетъ въ пользу себя какихъ либо документальныхъ данныхъ среди египетскихъ памятниковъ, которые по сознанію самихъ египтологовъ ничего не говорятъ о вторичномъ пападеніи гиксовъ; кромѣ того, и самое мнѣніе о Менефтѣ, какъ фараонѣ исхода, имѣетъ только гипотетическій характеръ.

[43] Гекатей разсказываетъ такъ объ изгнаніи чужеземцевъ изъ Египта. «Когда въ древности въ Египтѣ явилась язва, многіе причину зла приписывали божеству. Ибо, такъ какъ въ странѣ жили многіе и разноплеменные чужеземцы и они употребляли различные обряды въ богослуженіи и жертвоприношеніи, то случилось то, что у нихъ разстроились отечественные культы. Поэтому туземцы боялись, что они никогда не освободятся отъ бѣды, если не принудятъ чужеземцевъ къ переселенію. Тотчасъ чужеземцы были изгнаны; мужи знаменитѣйшіе и храбрѣйшіе, соединившись вмѣстѣ, отправились, какъ нѣкоторые говорятъ, въ Элладу и другія мѣста, имѣя во главѣ славныхъ предводителей, между которыми особеннымъ уваженіемъ пользовались Данай и Кадмъ, какъ отличавшіеся предъ другими. Но большая толпа ушла въ такъ называемую нынѣ Іудею, недалеко лежащую отъ Египта и въ то время совершенно ненаселенную. И во главѣ этого переселенія стоялъ мужъ, но прозванію Моисей, отличавшійся большимъ благоразуміемъ и храбростію» (Мѣсто это находится въ 40 кн. Діодора Сиц. и заимствовано послѣднимъ у Гекатея Абдерскаго по Euseb. Praepar. Evang. IX, 4).

[44] «При египетскомъ царѣ Бокхорисѣ, разсказываетъ Лизимахъ, народъ іудейскій, состоящій изъ прокаженныхъ и коростовыхъ и одержимыхъ разными другими болѣзнями, бѣжалъ къ храмамъ, чтобы милостынею снискать себѣ пропитаніе. Когда же много людей подверглось болѣзни, произошелъ голодъ въ Египтѣ. Бокхорисъ, царь египетскій, послалъ къ Аммону спросить оракулъ о причинѣ голода. И богъ приказалъ очистить храмы отъ людей нечистыхъ и нечестивыхъ, изгнавши ихъ изъ храмовъ въ ненаселенныя (пустынныя) мѣста, а коростовыхъ и прокаженныхъ потопить, потому что солнце негодуетъ на ихъ жизнь,—и очистить храмы посредствомъ умилостивительныхъ жертвъ, и тогда земля будетъ приносить плоды. Бокхорисъ, получивши этотъ оракулъ, призвалъ жрецовъ и служителей жертвенниковъ и велѣлъ имъ — собравши нечистыхъ передать ихъ воинамъ, чтобы они отвели ихъ въ пустыню,—а прокаженныхъ, привязавши къ свинцовымъ листамъ, опустить въ море. Послѣ того какъ прокаженные и коростовые были потоплены, прочіе собранные были изгнаны въ пустынныя мѣста для погибели. Они же, собравшись вмѣстѣ, чтобы посовѣтоваться о себѣ, при приближеніи ночи зажгли огонь и свѣтильники и поставили стражу, и наступающую ночь провели въ постѣ, умилостивляя боговъ, чтобы они спасли ихъ. Съ разсвѣтомъ же слѣдующаго дня, нѣкто Моисей посовѣтовалъ имъ безбоязненно идти одною дорогою, пока не достигнутъ жилыхъ мѣстъ, и онъ убѣдилъ ихъ не оказывать никому изъ людей расположенія, не совѣтовать лучшаго, но худшее и разрушать храмы и жертвенники, которые будутъ попадаться на пути. Когда же другіе одобрили это,—исполняя рѣшеніе, они пошли чрезъ пустыню и, испытавши много невзгодъ, пришли въ населенную страну. Обращаясь жестоко съ людьми, грабя и сожигая храмы, они достигли (наконецъ) такъ называемой нынѣ Іудеи и основали тамъ городъ для жительства. Этотъ городъ отъ ихъ поведенія названъ былъ Ίερόσυλα (сложено изъ ιερα и συλάω граблю). Позже же, усилившись, они (съ теченіемъ временя) перемѣнили это имя, чтобы не быть порицаемыми, — и назвали городъ Ίεροσόλυμα a себя ίεροσόλυμοι» (I. Flavii Contra Apionem, I, 34).

[45] О религіозномъ прагматизмѣ см. у Ѳ. Г. Елеонскаго въ сочиненіи «Ист. Изр. народа въ Египтѣ» стр. 88.

[46] W. Smith, The book of Moses or the Pentateuch in its autorship, credibility and civilisation, p. 314: «его (Моисея) знаніе Египта такъ обширно и подробно, что оно ничѣмъ не можетъ быть объяснено, какъ долгимъ пребываніемъ среди этого исключительнаго народа».

[47] G. Rawlinson, Hist. of Herodotus, vol. 1, p. 57.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Вт Сен 22, 2009 10:38 pm Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Гл. I.

Отличительный характеръ Божественныхъ знаменій и чудесъ, совершенныхъ рукою Моисея предъ выходомъ Израильтянъ изъ Египта.


Что такое представляютъ сами въ себѣ, по своей сущности, тѣ знаменательныя явленія, которыя по волѣ Божіей поразили Египетъ предъ исходомъ евреевъ и которыя способствовали освобожденію еврейскаго народа? Въ чемъ собственно они состояли? и какое ихъ отличіе отъ другихъ чудесъ, о которыхъ повѣствуетъ Откровеніе? Въ такой ясной, опредѣленной и рѣшительной формѣ вопросъ этотъ поставленъ экзегетами и библеистами только въ позднѣшнее время. При изложеніи этой группы библейскихъ событій ложно идти двумя различными путями [48]). Первый путь состоитъ въ простомъ воспроизведеніи библейскаго повѣствованія безъ изслѣдованія характера повѣствуемыхъ событій, безъ указанія ихъ отношенія къ естественнымъ явленіямъ природы Египта. Этому пути слѣдуютъ древніе авторы, которые ограничиваются или резюмированіемъ библейскаго матеріала или большимъ или меньшимъ развитіемъ его въ формѣ распространеннаго пересказа библейскаго повѣствованія, имѣя своею цѣлію или дать своимъ читателямъ нѣсколько страницъ изъ священной исторіи,—если эти авторы по своей профессіи были историками-библеистами, — или же—если это были проповѣдники— преподать назиданіе своимъ слушателямъ, дѣлая изъ библейскихъ событій выводъ по отношению къ нравственной жизни [49]).

Второй путь состоитъ въ изслѣдованіи природы и внутренней сущности данной группы событій чрезъ поставленіе ихъ въ отношеніе къ аналогичнымъ естественнымъ явленіямъ, свойственнымъ долинѣ Нила въ силу климатическихъ и атмосферическихъ ея условій. Насколько этотъ второй путь труднѣе перваго вслѣдствіе потребности при немъ большаго количества знаній и нелегкости поставить въ правильное отношеніе библейскіе факты къ періодическимъ явленіямъ египетской природы, настолько онъ является необходимымъ при настоящемъ состояніи библейской науки и предъявляемыхъ запросахъ со стороны отрицателей библейской истины.

Съ одной стороны болѣе внимательное изученіе библейскаго текста, съ другой болѣе близкое знакомство съ древнеегипетскою жизнію и съ физическими особенностями египетской страны видоизмѣнили нѣсколько взгляды и представителей той фракціи раціоналистовъ, которые, не отвергая у библейскаго повѣствованія исторической основы, расходятся съ Библіей въ пониманіи характера событій. Раціоналисты прошлаго столѣтія съ Морганомъ во главѣ признавали египетскія чудеса за чисто естественныя явленія, не встречая со стороны библейскаго текста никакого затрудненія для объясненія ихъ изъ естественныхъ причинъ, причемъ за недостаткомъ для такого объясненія соотвѣтственныхъ аналогій изъ области египетской природы прибѣгали къ произвольнымъ, фантастическимъ предположеніямъ, въ родѣ предположенія особенной моровой язвы, поразившей нильскую рыбу и вызвавшей у нея смертельное кровоистеченіе, — для объясненія втораго (обращенія Нильской воды въ кровь) и третьяго (появленія несмѣтнаго количества лягушекъ) знаменія, или въ родѣ предположенія іудейскаго заговора для объясненія послѣдняго чуда — смерти египетскихъ первенцевъ [50]). Натуралисты же и критики позднѣйшаго времени, признавая также фактическую почву за библейскимъ повѣствованіемъ, и не отличаясь по существу своихъ воззрѣній на библейскія чудеса отъ своихъ предшественниковъ, не игнорируютъ однако присущихъ библейскому тексту такихъ элементовъ, которые не могутъ быть сведены на естественныя причины [51]), стараясь точнѣе разграничить такіе элементы отъ элементовъ естественныхъ, опредѣляемыхъ путемъ болѣе точнаго знакомства съ физическою природою Египта и признаваемыхъ ими (раціоналистами) за единственно фактическую сторону въ библейскомъ повѣствованіи; они допускаютъ библейскія событія, какъ дѣйствительныя и историческія, но уменьшаютъ ихъ до пропорциональности съ естественными явленіями, откидывая какъ „поэтическое преувеличеніе” [52]), какъ „поэтическое украшеніе или драпировку” [53]) все то, что не можетъ быть объяснено естественнымъ образомъ, и разрѣшая несводимыя на естественныя причины стороны библейскаго текста въ миѳическій и традиціоный элементъ, воплотившійся въ форму, представляемую библейскимъ повѣствованіемъ [54]). „Что касается чудеснаго элемента, соединеннаго съ этими казнями, говоритъ Давидсонъ, то намъ кажется, что національныя традиціи объясняютъ все, что представляется чудеснымъ. Преувеличенія періодически посѣщающихъ Египетъ регулярныхъ естественныхъ явленій вмѣстѣ со всѣмъ чудеснымъ составляютъ сущность національныхъ преданій. Что есть чудеснаго въ казняхъ, мы разрѣшаемъ въ традиціонный элементъ, естественно принявшій среди Израильтянъ форму, представляемую повѣствованіемъ. Если чудо состоитъ во вмѣшательствѣ въ установленные законы природы и нарушеніи ихъ, мы не можемъ принять его существованія, тѣмъ болѣе, что мы не знаемъ многихъ законовъ равно какъ и дѣйствій, которыя они могутъ произве­сти” [55]). Такимъ образомъ отрицаніе реальности за сверхъестественнымъ элементомъ въ библейскомъ повѣствованіи основывается здѣсь на теоретическомъ, чисто субъэктивномъ принципѣ, невозможности безъ противорѣчія логическимъ законамъ ума признать возможность чудесъ. Не считая входящею въ кругъ своей задачи борьбу съ отрицательной критикой въ области принциповъ [56]), мы считаемъ достаточнымъ ограничиться замѣчаніемъ, что всѣ усилія раціоналистическаго экзегезиса не могутъ уничтожить сверхъестественный элементъ, господствующій въ библейскомъ повѣствованіи о казняхъ; и этотъ элементъ, какъ уже указано выше, совершенно необходимъ, поскольку библейское повѣствованіе объ освобожденіи Евреевъ отъ египетскаго рабства не можетъ быть лишено права быть историческимъ свидѣтельствомъ: исключительно онъ одинъ объясняетъ намъ возможность совершенія такого историческаго факта какъ выходъ Евреевъ изъ Египта.




[48] Vigourоuх. La Bible et les découvertesmod. 11, 274.

[49] Въ древней отеческой литературѣ примѣръ краткаго изложенія библейскаго повѣствованія о чудесахъ, совершенныхъ рукою Моисея въ землѣ египетской, съ нравственнымъ объясненіемъ этихъ чудесъ, представляетъ сочиненіе Григорія Нисскаго «О жизни Моисея или о совершенствѣ въ добродѣтели» (Твор. св. отцовъ, т. 37, стр. 268—9, 278—296); въ этомъ разсужденіи св. отца борьба израильтянъ въ лицѣ Моисея сь Египтомъ объясняется въ символическомъ смыслѣ борьбы добродѣтели, олицетворяемой израильтянами, съ порокомъ, олицетворяемымъ египтянами,—борьбы, оканчивающейся по закону Божественнаго правосудія торжествомъ добродѣтели. Въ позднѣйшей библейско-исторической литературѣ подробное объясненіе библейскаго повѣствованія о египетскихъ казняхъ въ символическомъ духовномъ смыслѣ представлено у Sacy въ L'Exode et le Levitione (Paris 1899, p. 124—135: Sens spirituel de dix playes de l'Egypte). Выходя изъ положенія бл. Августина, что Египетъ служитъ «образомъ настоящаго вѣка» (Augustini Quaest. CLIV in Genes. XLVI, 34), Саси усматриваетъ въ египетскихъ казняхъ образъ «тѣхъ страстей, которымъ Богъ предаетъ грѣшниковъ, живущихъ по духу міра сего и работающихъ грѣху» (указ. соч. р. 128), и именно образъ всѣхъ указанныхъ апостоломъ (1 Іоан. II, 16) трехъ главныхъ видовъ этихъ человѣческихъ страстей—похоти плоти, похоти очесъ и гордости житейской: похоть плоти символически изображается въ повѣствованіи о первой и второй казняхъ, третья и четвертая казни представляютъ въ себѣ образъ втораго вида страстей; смертельная болѣзнь, которою Господь поразилъ египетскій скотъ во время пятой казни, есть образъ общей болѣзни людей, названной у апостола гордостью житейской; остальныя казни обозначаютъ собою частные пороки, происходящіе отъ гордости житейской: шестая казнь символизируетъ зависть, седьмая — гнѣвъ, осьмая—злословіе, девятая—тотъ глубокій мракъ, который окружаетъ души людей, преданныхъ своимъ страстямъ, десятая казнь—образъ животной и плотской жизни людей, упорно пребывающихъ во злѣ, которые умертвили въ себѣ то, что есть самое драгоцѣнное въ человѣкѣ, свое сердце.

[50] Мы приведемъ здѣсь резюме объясненій Моргана и другихъ раціоналистовъ, заимствуя его изъ сочиненія Глэра (Glaire, Les Livres saints vengés, t. 1, p. 348—350) и сочиненія Янсена (Jannsens, Hermeneutica Sacra, p. 144). Различныя казни, говорить Морганъ, несправедливо считаются истинными чудесами, такъ какъ нельзя допустить, чтобы маги египетскіе совершали истинныя чудеса, а между тѣмъ они также обратили свои жезлы въ змѣй и воду въ кровь, равно какъ и вывели лягушекъ; отсюда слѣдуетъ, что и мнимыя чудеса Моисея не могутъ претендовать на большую дѣйствительность. И дѣйствительно, какой либо видъ повальной моровой язвы могъ сначала поразить рыбъ и вызвать у нихъ истеченіе крови; эта кровь или какая либо ядовитая окрашивающая матерія, брошенная въ Нилъ, обагривъ воды, и заразивъ ихъ, естественно должна была убить рыбъ и въ тоже самое время выгнать изъ рѣки на землю цѣлые рои лягушекъ, изобилующихъ въ рѣкѣ. Множество скниповъ и мухъ могло появиться вслѣдствіе знойнаго воздуха, который благопріятно повліялъ на положенныя въ пескѣ яйца этихъ насѣкомыхъ и способствовалъ появленію послѣднихъ въ большемъ противъ обыкновеннаго количествѣ. Моръ, который послѣдовалъ затѣмъ, составляетъ бичъ нерѣдкій въ жаркихъ странахъ; онъ могъ имѣть вполнѣ естественную причину, именно могъ произойти отъ порчи нильской воды и отъ міазмовъ, отделявшихся отъ большаго количество труповъ лягушекъ и рыбъ. Большое количество пыли въ такой жаркой странѣ, какъ Египетъ, легко могло причинить нарывы. Никто конечно не осмѣлится отрицать, что градъ, громъ и молнія—явленія естественныя. Что касается саранчи, то она могла быть нанесена въ Египетъ однимъ вѣтромъ и удалена другимъ противоположнымъ. «Locustas, говорить Плиній, quandoque gregatim sublatas vento, in stagna et maria decidere» (Hist. Nat. lib. XI, cap. 25). Тьма, покрывшая Египетъ, была ничто иное какъ густыя облака, появляющіяся естественнымъ образомъ. Смерть первенцевъ была дѣйствіемъ чумы или заговора евреевъ. Моисей, заключаютъ натуралисты, настолько былъ искусенъ, чтобы выставить эти натуральныя дѣйствія какъ чудеса и привести невѣжественныхъ и суетныхъ іудеевъ къ вѣрѣ, что Богъ совершилъ эти чудеса въ ихъ пользу.

[51] Уже De-Wette въ Kritik der Israelitischen Geschichte 1, 193 доказываетъ, что всякая попытка естественнаго объясненія библейскаго повѣствованія о чудесахъ, изложенныхъ въ кн. Исходъ, въ полномъ объемѣ его содержанія, должна остаться безуспѣшною.

[52] Такое выраженіе находимъ у Du Bois-Aymé, автора статьи Notice sur le sejour des Hebreux en Egypte въ Description de l'Egypte, Antiquités, Mémoires, t. 1 p. 307. «Если устранить изъ этого повѣствованія о египетскихъ казняхъ поэтическія преувеличенія, дозволительныя тому, кто съ восторженностію описываетъ явленія, послужившія освобожденію его народа, то все обаяніе исчезнетъ».

[53] «That the ten plagues were all actual and historical events we fully believe, говорить Давидсонъ, It is only their costume or drapery that is poetical. Thus the last one, the death of all the first-born, simply means that the plague did non spare the dearest and most beloved ones» (Davidson, An Introduction to the Old Testament vol. 1 p. 220 — 221).

[54] «The mythical and traditional element pervades the whole, говорить Давидсонъ (ibid. p. 222). Ср. De-Wette, Kritik d. Isr. Gesch. 1, 192: «что касается совершенныхъ Моисеемъ чудесъ и казней, говорить де-Веттэ, то стоящіе на исторической почвѣ изслѣдователи вынуждены признать здѣсь преувеличеніе и украшеніе, образовавшееся путемъ преданія».

[55] Davidson, ibid. p. 221.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Ср Сен 23, 2009 10:13 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Но съ другой стороны нельзя отрицать и аналогіи, которую большая часть египетскихъ чудесъ, совершенныхъ рукою Моисея, имѣетъ съ естественными явленіями, свойственными долинѣ Нила. Хотя св. писатели, описывая чудеса, обыкновенно стремятся изобразить величіе и силу чудотворца, а не удовлетворить любопытству читателей, доискивающихся подробности дѣла, и потому мало даютъ данныхъ для рѣшенія такихъ вопросовъ, какъ вопросъ объ отношеніи естественныхъ силъ къ сверхъестественной въ чудесномъ актѣ, однако можно въ откровеніи указать нѣсколько такихъ описаній чудесъ, особенно происходившихъ во внѣшней природѣ, гдѣ библейскіе писатели отмѣчаютъ совмѣстное дѣйствіе естественныхъ силъ и сверхъестественной. И нигдѣ это посредство естественныхъ силъ, чрезъ которое дѣйствовала сверхъестественная сила, съ такою рельефностію не обнаруживается, какъ въ чудесахъ, записанныхъ въ Исходѣ. сообщая повѣствованію о нихъ яркій, безошибочный мѣстный колоритъ: здѣсь этотъ колоритъ настолько выразителенъ и вѣренъ, что всецѣло переноситъ читателя въ сферу египетской природы. Поразившія Египетъ знаменія Божественнаго гнѣва такъ соотвѣтствуютъ климату египетской страны и явленіямъ, происходящимъ отъ климатическихъ и атмосферическихъ перемѣнъ, сопровождающихъ различныя времена года въ этой странѣ, что ближайшее сопоставленіе этихъ знаменій съ натуральными явленіями приводитъ къ убѣжденію, что сама природа послужила орудіемъ для этихъ чудесныхъ грозныхъ посѣщеній. Но эта физическая природа представлена здѣсь дѣйствующею съ такою силою и въ такой5 обстановкѣ, что сами естественные дѣятели своею неожиданною по естественнымъ условіямъ комбинаціей и несоотвѣтствіемъ своихъ естественныхъ силъ грандіозности производимыхъ результатовъ ясно указываютъ на высшую сверхъестественную силу, руководящую естественными дѣятелями и направляющую ихъ сообразно со своими спеціалъными цѣлями. Почти каждый библейскій фактъ данной группы составляетъ результатъ такого взаимодѣйствія естественныхъ и сверхъестественныхъ элементовъ, при которомъ послѣдніе не подавляютъ и не устраняютъ первыхъ, а только усиливаютъ ихъ, сообщая имъ несвойственную для естественныхъ. явленій интенсивность. Словомъ, мы здѣсь видимъ природу, которая, по прекрасному выраженію каноника Кука, „дѣйствуетъ въ рукахъ ея Владыки” [57]).

Едва ли есть какія-нибудь серьезныя основанія опасаться, чтобы признаніе такого участія натуральныхъ силъ въ проявленіяхъ Божественной силы ограничивало и ослабляло дѣйствіе сверхъестественной причины и лишало библейскія событія чудеснаго характера. Самъ Моисей въ одномъ случаѣ, именно въ повѣствованіи о 8 казни отмѣтилъ, что Господь восточнымъ вѣтромъ нанесъ саранчу на Египетъ (Исх. X, 13) и противнымъ вѣтромъ западнымъ удалилъ ее (X, 19). И тамъ гдѣ естественная сила, вспомоществуемая силой божественной, въ своемъ дѣйствіи заходитъ за естественные предѣлы, переступаетъ, такъ сказать, размѣры присущей ей энергіи, событіе также сверхъестественно и чудесно, какъ и въ тѣхъ случаяхъ, когда дѣйствуетъ одна сверхъестественная сила безъ посредства причинъ естественныхъ. Богъ нерѣдко употребляетъ естественныя и вторичныя причины для совершенія Своихъ величайшихъ чудесъ. По справедливому замѣчанію католическаго библеиста [58]), „характерная черта большей части чудесъ Ветхаго и Новаго Завѣта, большей части чудесъ Спасителя и Апостоловъ состоитъ не въ произведеніи чего либо неслыханнаго”, немыслимаго, нарушающаго законы природы, „а въ средствахъ, употребляемыхъ для достиженія преднамѣренной цѣли,— средствахъ, которыя не стоятъ въ пропорціональномъ отношеніи съ производимыми дѣйствіями, каково, напр., бреніе при исцѣленіи слѣпаго, слово при очищеніи проказы. Безъ сомнѣнія есть чудеса, гдѣ все необыкновенно, какъ, наприм., воскрешеніе мертваго или заочное исцѣленіе больнаго, находящагося вдали отъ чудотворца и даже не знающаго о послѣднемъ : — эти и подобные факты для насъ необъяснимы ничѣмъ инымъ, какъ дѣйствіемъ одной сверхъестественной силы; но не менѣе вѣрно и то, что чудо часто состоитъ въ произвеніи сверхъестественными силами того, что при другихъ условіяхъ бываетъ плодомъ естественныхъ средствъ”. У католическихъ богослововъ [59]) всѣ чудеса дѣлятся на три категоріи: въ однихъ совершается то, чего природа никогда не можетъ произвести, каково чудесное прославленіе человѣческихъ тѣлъ; другія чудеса отличаются отъ чисто естественныхъ явленій не столько по-своему существу, сколько по тому, надъ кѣмъ они совершаются, таковы: воскрешеніе мертваго или исцѣленіе слѣпаго: природа можетъ дать жизнь, но не мертвому,— она даетъ способность зрѣнія дитяти при его появленіи на свѣтъ, но она безсильна возвратить зрѣніе тому, кто навсегда его лишился. Въ третьей категоріи чудесъ чудо состоитъ въ томъ способѣ, какимъ событіе, которое могло бы случиться и по естественнымъ законамъ природы, совершается однако помимо этихъ законовъ: таково внезапное исцѣленіе горячки божественною силою безъ употребленія лекарственныхъ средствъ или произведеніе дождя, помимо естественныхъ причинъ, по молитвѣ пророка Иліи [60]). Отсюда три вида чудесъ: чудеса выше природы (supra naturam) — вопреки природѣ (contra naturam) и чудеса помимо природы (praeter naturam) [61]).

Къ этой послѣдней категоріи могутъ быть отнесены и египетскія знаменія и чудеса, хотя и не всѣ, именно за исключеніемъ первыхъ двухъ знаменій (обращенія жезла Ааронова въ змѣя и нильской воды въ кровь) и послѣдняго, одиннадцатаго [62]). Большая часть казней сами по себѣ естественныя явленія; но вмѣстѣ съ этимъ онѣ—чудодѣйственные акты по сопровождавшимъ ихъ обстоятельствамъ. „Безъ сомнѣнія эти казни, говоритъ Глэръ, сами по себѣ суть бичи естественные и притомъ бичи наиболѣе свойственные Египту. Поражая Египетъ этими извѣстными и потому страшными бѣдствіями, Моисей, бывшій органомъ божественной силы при совершеніи казней, поступалъ болѣе дѣйствительнымъ образомъ, чѣмъ еслибы онъ употреблялъ какое либо неизвѣстное явленіе, котораго каждый египтянинъ не могъ ни предвидѣть, ни разсчитать его опасности. Но Богъ, производя и управляя всѣмъ существующимъ, непремѣнно также имѣетъ власть и надъ всѣми тѣми бичами, которые поражаютъ родъ человѣческій, и которыми Онъ всегда можетъ устрашать нечестивыхъ. Такимъ образомъ не Моисей произвелъ эти бичи; они были извѣстны во всѣ времена египтянамъ, но онъ вызываетъ ихъ вредоносное дѣйствіе и они повинуются ему, какъ голосу самого Бога” [63]). Говоря такъ, католическій богословъ не отрицаетъ различія между казнями, о которыхъ повѣствуетъ книга Исходъ, и тѣми естественными бичами, которые терпѣлъ и терпитъ Египетъ періодически: „безъ сомнѣнія, говорить онъ, если разбирать совершенныя Моисеемъ чудеса единственно сами въ себѣ и каждое отдѣльно, отвлекая ихъ отъ сопровождавшихъ обстоятельствъ, каковы: способъ, какимъ они происходили, и цѣль, къ какой направлялись,— то они не могутъ казаться иначе какъ только естественными явленіями; но, напротивъ, при вниманіи къ этимъ обстоятельствамъ, необходимомъ при изслѣдованіи всякаго историческаго событія, окажется совершенно иначе” [64]). То, что отличаетъ египетскія казни отъ обычныхъ явленій египетской природы, давая первымъ характеръ неоспоримо чудесный, это то, что онѣ совершаются по слову Моисея или по мановенію его чудодѣйственнаго жезла въ заранѣе назначенный моментъ, и дѣйствуютъ съ такою необычною силою, которая ясно обнаруживаетъ обусловливающую ихъ появленіе и дѣйствіе сверхъестественную причинность, причемъ каждый послѣдующій актъ суда Іеговы надъ Египтомъ и его владыкою превосходитъ своею силою и строгостію предшествующій [65]); равнымъ образомъ онѣ и прекращаются по слову Моисея и даже разъ (Исх. VIII, 6) въ моментъ, назначенный фараономъ; а съ четвертаго знаменія земля Гесемъ освобождается отъ ихъ дѣйствія; сами египтяне не оспариваютъ ихъ необыкновеннаго дѣйствія: Египтяне были конечно знакомы съ лягушками, мухами, саранчей и т. п., но они были поражены опустошительною силою казней и необыкновенными условіями ихъ появленія и не могли не видѣть въ нихъ орудія высшей силы (Исх. VIII, 19, евр. 15; X, 7); наконецъ двѣ казни—первая и послѣдняя, равно какъ и первое знаменіе отличается отъ обычныхъ явленій египетской природы и по своему существу, не подходя подъ общую аналогію остальныхъ казней съ чисто естественными явленіями. „Казни, скажемъ словами вѣнскаго профессора Чшокке, суть истинныя чудеса: хотя составляющія ихъ явленія въ отдѣльности и входятъ въ число естественныхъ явленій и особенностей Египта, но по силѣ дѣйствія, послѣдовательности и другимъ обстоятельствамъ (внезапному наступленію и прекращенію, освобожденію отъ ихъ разрушительнаго дѣйствія Израильтянъ) онѣ имѣютъ характеръ чуда, отмѣчаясь такимъ образомъ чертами естественности и сверхъестественности” [66]). „Дѣй ствительно, замѣчаетъ Янсенъ, кому покажется естественнымъ, что такія многочисленныя и ужасныя казни, не имѣвшія между собою связи, обрушились разомъ на страну и притомъ на пространствѣ 5 или 6 недѣль, и что Израильтяне, соединенные въ небольшой территоріи земли Гесемъ, были изъяты изъ-подъ дѣйствія ихъ? Какъ естественными средствами Моисей могъ предвидѣть, предсказать, произвести всѣ эти казни, поднимая и опуская жезлъ, продолжать ихъ по своему желанію и прекращать ихъ словомъ? Если египетскія казни въ отдѣльности и могли бы случиться естественнымъ образомъ, то въ своей совокупности были насланы на Египетъ сверхъестественною силою Божества” [67]).




[57] Introduction to the book of Exodus въ Speaker's Comment. 1, 241.

[58] Vigouroux. II, 277.

[59] Vigonroux. Ibid. II, 277.

[60] Thomae Aquinati Summa Theologiae, pars 1, qu. 105 art. 8, col. 1316.

[61] Въ русской литературѣ о чудесахъ и объ отношеніи въ нихъ сверхъестественной силы къ естественнымъ см. въ «Христіанской Апологетикѣ» H. П. Рождественскаго, т. 2 стр. 166—168.

[62] Оставляя до дальнѣйшаго изложенія оцѣнку попытки объяснить естественнымъ путемъ первыя два знаменія со стороны не только представителей отрицательной критики, но и недержащихся ея предвзятыхъ воззрѣній библеистовъ (напр. аббата Глэра), мы считаемъ не лишнимъ въ данномъ случаѣ обратить вниманіе на воззрѣніе по вопросу о казняхъ автора статьи De mirabilibus Sacrae Scripturae, помѣщенной въ приложеніи къ III тому сочиненій бл. Августина (Migne, Patr. lat. t. XXXV, col 2165—2166). Объ обращеніи воды въ кровь мы здѣсь читаемъ: «Когда Моисей обращаете воду въ кровь, то онъ не совершаете чего либо противнаго природѣ: то, что при другихъ обстоятельствахъ происходить постепенно, въ теченіи продолжительнаго времени, здѣсь, по повелѣнію Божественному, совершилось внезапно (cap. ХѴІП, lib. 1). Такому положенію авторъ предпосылаетъ слѣдующее метафизическое разсужденіе о метаморфозахъ, переживаемыхъ водою въ области органической жизни: вода есть матерія всякой жидкости; она ежедневно чрезъ посредство самихъ предметовъ измѣняется въ различныя состоянія, служа предметомъ питанія каждаго существа. Проходя чрезъ виноградное дерево, она измѣняется во вкусъ и цвѣтъ вина; таже вода, дойдя до вершины оливковаго дерева, производитъ жиръ оливковаго масла; и когда пчелами собирается въ соты, производитъ сладость меда; когда разносится по пальмовымъ вѣтвямъ, рождаетъ финики и достигаетъ пріятности сикеры, и когда дѣлается пищею различныхъ животныхъ, въ одномъ и томъ же тѣлѣ разнообразится въ различныя субстанціи крови. Кромѣ того въ одномъ и томъ же тѣлѣ физіологами насчитывается до 23 родовъ крови, какъ напр. урина, сѣмя, желчь, слюна, слезы и проч.; все это при различныхъ условіяхъ подъ дѣйствіемъ законовъ природы предуготовляетъ (praeparat) вода. Quid ergo capacibus mentibus obstat, заключаетъ авторъ, si illud quod per tempus longius facit, in momento per jnssum potentissimi Gubernatoris natura liter efflciatur»? Въ дальнѣйшемъ своемъ разсужденіи объ остальныхъ казняхъ авторъ представляетъ естественную сторону послѣднихъ съ нѣкоторымъ преувеличеніемъ; но онъ хорошо отмѣчаетъ двѣ черты сверхъестественнаго характера этихъ грозныхъ бичей: ихъ внезапное появленіе по волѣ Бога или Его представителей и ихъ интенсивность.

[63] Glaire, Les Livres Saints vengés p. 355. Мы приводимъ слова Глэра, какъ слова автора, который болѣе ясно и рѣшительно—сравнительно съ другими—выражаетъ свое мнѣніе, далекое отъ пристрастнаго уклоненія въ сторону раціонализма, равно какъ и отъ неосновательнаго опасенія лишить сверхъестественнаго характера событіе чрезъ признаніе участія въ немъ естественной природы, хотя бы и въ качествѣ зависимаго фактора,—хотя и невозможно согласиться съ нѣкоторыми мнѣніями Глэра, особенно съ мнѣніемъ о характерѣ первыхъ трехъ знаменій.

[64] Ibid. p. 354. «Замѣчательно, читаемъ также въ комментаріи Алліоли, что десять казней, которыми Богъ поразилъ Египетъ, имѣютъ естественную связь съ физическимъ положеніемъ этой страны и тѣми бичами, которые обыкновенно поражаютъ ее; исключеніе есть только относительно двухъ послѣднихъ—тьмы и внезапной смерти первенцевъ. Однако можно сказать, что облака пыли, поднимаемыя въ определенное время года, произвели настоящую тьму, и что чума, которая такъ часто опустошаетъ эти страны, напоминаетъ пораженіе египетскихъ детей. Но хотя Богъ для исполненія своихъ приговоровъ пользуется естественными причинами, мѣстными, эндемическими явленіями, тѣмъ не менѣе казни египетскія, соображенныя съ обстоятельствами времени, мѣста, способовъ и причинъ, событія вполне чудесныя и ничему другому не могутъ быть приписаны какъ Божественному могуществу» (см.. у Vigoureux, Lа Bible et découvert. 11, 280—281).

[65] О преемственности казней см. далѣе въ 3 главѣ.

[66] H. Zschokke, Historia Sacra Antiqui Testamenti, p. 80—81. «Въ явленіи египетскихъ казней природа и чудо соединены вмѣстѣ, говорить Куртцъ (Geschichte d. Alten Bundes, Zw. Band S. 99); здѣсь обнаруживается природа, такъ какъ служащія орудіемъ этихъ казней явленія или имъ подобныя извѣстны въ Египтѣ и при обычномъ теченіи жизни египетской природы, но здѣсь въ тоже время обнаруживается и чудо, такъ какъ въ египетскихъ казняхъ эти обычныя сами по себѣ явленія дѣйствуютъ съ необыкновенною силою, наступаютъ по слову Моисея и въ необычное, вѣроятно, время года, и прекращаются также по молитвѣ Моисея, — и такъ какъ большая часть казней не простирается въ своихъ дѣйствіяхъ на землю Гесемъ». — «Всемогущая рука Божія обнаруживается, говоритъ Ульманъ, не столько въ чудесахъ самихъ по себѣ, сколько въ ихъ силѣ, интенсивности и быстрой последовательности, въ которой они совершались по повелѣнію Божію, хотя взятыя отдѣльно они въ извѣстной степени составляютъ характерную черту Египта во всѣ времена» (Geikie. Hours with Bible. II, p. 163).

[67] Iansens, Hermeneutica Sacra, p. 146. Достойно замѣчанія, что нѣкоторые представители натуралистическаго направленія въ области библейской исторіи, стараясь лишить разсказъ Моисея всякаго сверхъестественнаго характера, тѣмъ не менѣе считали себя вынужденными признать въ египетскихъ казняхъ дѣйствительнымъ и нѣчто такое, что выходитъ изъ порядка естественныхъ явленій. Du Bois-Aymé, откидывая изъ повѣствованія Моисея какъ поэтическое преувеличеніе все то, что не имѣетъ аналогіи съ естественными явленіями, однако добавляетъ: «тѣмъ не менѣе стеченіе столькихъ необычныхъ хотя и естественныхъ событій и ихъ дѣйствіе на ожесточенное сердце фараона можетъ быть разсматриваемо какъ поразительное доказательство божественнаго покровительства (Израильскому народу). Notice sur le séjour des Hebreux en 'Egypte въ Description de l'Egypte. t. 1 Antiquités, Mémoires p. 307).

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Ср Сен 23, 2009 10:20 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Многіе библеисты къ признакамъ сверхъестественнаго характера библейскихъ событій разбираемой нами группы относятъ время ихъ появленія, несоотвѣтствующее времени появленія естественныхъ бѣдствій Египта. Дѣйствительно, вопросъ не малой важности, въ какое время года случилась каждая казнь, такъ какъ чудесный характеръ ихъ могъ быть болѣе или менѣе очевиднымъ для Египтянъ, смотря по тому, благопріятствовали или нѣтъ ихъ дѣйствію физическія условія того или другаго времени года [68]). Съ несомнѣнностію определить продолжительность всего времени египетскихъ казней нѣтъ возможности за отсутствіемъ ясныхъ указаній относительно продолжительности каждой казни и времени, падающаго на промежутки, отдѣляющіе одну казнь отъ другой. Мнѣнія библеистовъ по данному вопросу основываются главнымъ обр. на соображеніяхъ и потому, естественно, совпадаютъ между собою въ очень немногихъ пунктахъ, преимущественно такихъ, для опредѣленія которыхъ даетъ нѣкоторыя данныя библейское повѣствованіе: одни количество времени, обнимаемаго данными событіями, опредѣляютъ приблизительно въ шесть мѣсяцевъ, относя первую казнь къ срединѣ октября [69]); другіе назначаютъ для эпохи казней почти десятимѣсячный періодъ, — отъ конца іюня или начала іюля до апрѣля [70]), основываясь при этомъ разсчетѣ главнымъ образомъ на аналогіи казней съ обычными явленіями; иные время совершенія казней приблизительно полагаютъ въ 2 — 3 мѣсяца, отъ января — февраля до апрѣля [71]). Это послѣднее мнѣніе нужно считать болѣе вѣроятнымъ вслѣдствіе большей простоты и безъискусственности лежащаго въ основѣ его соображенія и меньшаго произвола въ употребленіи при немъ аналогическаго заключенія. Принять это мнѣніе располагаютъ слѣдующія соображенія: по библейскому описанію отъ седьмой казни особенно пострадали ленъ и ячмень: ленъ и ячмень, читаемъ, были побиты, потому что ячмень выколосился, а ленъ осѣменился. А пшеница и полба не побиты, потому что онѣ были позднія (Исх. IX, 31 — 32): — изслѣдованія доказываютъ, что ленъ цвѣтетъ въ Нижнемъ Египтѣ въ концѣ февраля, въ половинѣ марта бываетъ его сборъ, равно какъ и жатва ячменя и въ тоже время начинаетъ поспѣвать пшеница [72]), жатва которой происходитъ въ апрѣлѣ мѣсяцѣ; отсюда слѣдуетъ, что седьмая казнь совершилась въ концѣ февраля или началѣ марта. А такъ какъ исходъ изъ Египта, слѣдовавшій непосредственно за десятою казнію, произошелъ въ апрѣлѣ, что не подлежитъ сомнѣнію, то изъ этого слѣдуетъ, что четыре послѣднія казни совершились въ продол-женіе мѣсяца, отдѣляясь одна отъ другой почти недѣльнымъ промежуткомъ. Если такимъ же количествомъ времени определить промежутки, раздѣляющіе первыя казни, — что кажется справедливымъ по крайней мѣрѣ относительно одного случая, именно случая первой казни [73]),— то протяженіе времени для всего періода казней можетъ быть приблизительно опредѣлено тремя мѣсяцами, т. е. отъ апрѣля, когда совершилась десятая казнь, до января, когда совершилась первая казнь.

Если это послѣднее вычисленіе времени для періода египетскихъ казней вѣрно, — а оно сравнительно съ другими указанными мнѣніями относительно того же предмета несомнѣнно болѣе естественно и потому болѣе правдоподобно,—если поэтому въ большей половинѣ чудесныхъ знаменій орудіемъ проявленія Божественной силы послужили хотя сами по себѣ естественныя явленія природы, но вызванным къ дѣйствію при отсутствіи необходимыхъ для ихъ появленія при обыкновенномъ теченіи міровой жизни климатическихъ и атмосферическихъ условій, то легко себѣ представить то подавляющее впечатлѣніе, которое долженъ былъ производить на египтянъ видъ этихъ, хотя и знакомыхъ для нихъ бѣдствій, но совершающихся въ такое время, въ какое они никакъ не могли ожидать ихъ появленія, — съ необычною силою и при не­обыкновенной обстановкѣ. Необходимо предносившаяся при этомъ въ ихъ сознаніи аналогія совершающихся казней съ естественными бичами должна была только еще болѣе удивлять ихъ и окружать въ ихъ глазахъ ореоломъ необыкновенной силы и могущества того, кто какъ властелинъ стоялъ среди покорной ему природы и пользовался ея разрушительными стихіями для освобожденія своего народа.

Итакъ, отвергая проистекающій изъ общаго отрицательнаго отношенія ко всему сверхъестественному и чудесному, крайне несправедливый взглядъ изслѣдователей натуралистическаго направленія на египетскія казни, какъ на рядъ обычныхъ бѣдствій, разразившихся надъ Египтомъ и только впослѣдствіи изображенныхъ съ чертами сверхъестественности, вмѣстѣ съ тѣмъ невозможно отрицать и того сходства, которое египетскія казни имѣютъ съ физическими явленіями Египта. „Это-то сходство и показываетъ ясно вопреки всѣмъ миѳологамъ, что эти страшныя бѣдствія—не фикціи, изобрѣтенныя послѣдующимъ писателемъ. Поэтъ, жившій долго спустя послѣ эпохи, къ которой по его предположенію это событіе относится, никогда не придумалъ бы при описаніи этихъ разрушительныхъ казней заставить вмѣшаться маговъ фараона для произведенія чего-нибудь подобнаго, никогда не вымыслилъ бы разсказа о смерти первенцевъ, какой находится въ Исходѣ: такія черты не изобрѣтаются” [74]). Не вѣроятнѣе ли, что позднѣйшій составитель повѣствованія объ освобожденіи евреевъ отъ египетскаго рабства постарался бы совершенно оторвать свой разсказъ о событіяхъ, предшествовавшихъ этому освобожденію, отъ естественно-исторической почвы обычныхъ явленій египетской природы, выходя изъ того предположенія, что связь естественнаго элемента съ сверхъестественнымъ въ этихъ событіяхъ, подобная той, какую представляетъ намъ книга Исходъ, умалитъ достоинство и значеніе втораго элемента и наброситъ нѣкоторую тѣнь на всемогущество Творца и Его любовь къ избранному народу? Не вѣроятнѣе ли, что онъ при составленіи своего разсказа постарался бы обойти все туземное въ отношеніи къ Египту и извѣстное жителямъ послѣдняго, замѣняя все болѣе или менѣе свойственное Египту совсѣмъ неслыханными для египтянъ и небывалыми явленіями и притомъ явленіями, поражающими помимо своей новизны наиболѣе странною, чудовищною формою? Но даже если бы этотъ воображаемый позднѣйшій описатель выхода евреевъ изъ Египта имѣлъ своимъ намѣреніемъ связать свой поэтическій разсказъ съ особенностями египетской природы, то едва ли ему удалось бы такъ провести мѣстный египетскій колоритъ чрезъ все свое повѣствованіе, какъ это сдѣлано въ книгѣ Исходъ [75]), и воспрепятствовать вторженію неегипетскихъ чертъ, хотя бы нѣсколькихъ случайныхъ штриховъ, обличающихъ въ немъ неочевидца описываемыхъ событій.



[68] Важность этого вопроса указываютъ и критики натуралистическаго направленія. «Если бы эти ежегодныя бѣдствія поразили Египетъ по вмѣшательству Моисея въ необычные для нихъ мѣсяцы, говорилъ Эйхгорнъ, тогда была бы другая причина, а не та, которою они по нашему мнѣнію наведены были. Но что онѣ поразили Египетъ въ свои обычные мѣсяцы, это мы заключаемъ не только изъ того, что животныя и насѣкомыя, количество которыхъ увеличивается до необыкновенныхъ размѣровъ при наводненіи Нила, смѣнялись одни другими въ порядкѣ, наблюдаемомъ еще до сихъ поръ: за краснымъ Ниломъ слѣдовали лягушки, за лягушками мошки, за этими—песьи мухи,— но еще и изъ того, что послѣ града рои саранчи пожрали полевые плоды и по окончаніи этого бѣдствія небо омрачилось трехдневнымъ мракомъ, который какъ бы предзнаменовалъ внезапную смерть египетскихъ дѣтей. И здѣсь мы невольно должны придти къ заключенію, что каждое бѣдствіе случилось въ обычномъ порядкѣ въ свой мѣсяцъ: Египетъ подвергся нашествію саранчи около весенняго равноденствія и почти въ тоже время, благодаря вѣтрамъ пустыни, на три дня покрывается тьмою; не много позже, когда Нилъ окончательно спадаетъ, такъ что уровень его понижаться больше не можетъ, свирѣпствуетъ обыкновенно смертная эпидемія среди египетскихъ дѣтей» (Rosenmulleri Scholia in Vetus Testamentum, vol. 1 pars 2, p. 121).

[69] Такое время для всего періода казней назначаетъ Millington въ Signs and Wonders in the land of Ham, p. 44—47. Онъ говоритъ: «относительно продолжительности каждой казни мы знаемъ только то, что первая продолжалась 7 дней, тогда какъ послѣдняя—тьма продолжалась только три дня. Всѣ казни могутъ быть раздѣлены на три группы или ряда: первыя двѣ каждой группы являются съ предупрежденіемъ о томъ фараона, а третья—безъ предувѣдомленія. Вѣроятно, что каждый послѣдующій рядъ казней превосходилъ своею силою предшествующій; продолжительность же ихъ въ тоже время уменьшалась. Мы можемъ предположить также, что онѣ слѣдовали одна за другою съ большею быстротою предъ приближеніемъ катастрофы, съ достаточнымъ однако временемъ для фараона обдумать свое положеніе, оправиться отъ бѣдствія, снова отягчить свое сердце и нарушить данныя обѣщанія,— и все это едва ли могло случиться въ меньшій срокъ, чѣмъ въ 7 дней. Предполагая, что каждая изъ трехъ послѣднихъ казней продолжалась три дня, какъ одна изъ нихъ действительно продолжалась, съ промежутками въ 7 дней, получаемъ время, отдѣляющее, какъ известно, 7 казнь отъ 10-й, т. е. 30 дней или около этого. Считая теперь назадъ и допуская пять дней для продолжительности каждой казни второй группы и семь дней для каждой казни перваго ряда, что справедливо по крайней мѣрѣ въ одномъ случаѣ, и соответственно съ этимъ принимая промежутки въ 14 и 21 день вместо 7, мы приходимъ къ датамъ, предложеннымъ въ следующемъ календарѣ:



1-й ряд:1 казнь (пораженіе реки послѣ ея пониженія)—средина октября.

2 казнь - (лягушки) —средина ноября.

3 казнь (вши) —средина декабря.
__________________________

2-й ряд:4 казнь (мухи) — январь.

5 казнь (падежъ скота) —конецъ января.

6 казнь (нарывы). — февраль.
__________________________

3-й ряд:7 казнь (градъ, громъ, молнія) —начало марта.

8 казнь (саранча) —средина марта.

9 казнь (тьма) —конецъ марта.

10 казнь (смерть первенцовъ) —начало апреля.
__________________________


Въ шесть месяцевъ определяютъ продолжительность періода египетскихъ казней также немецкіе библеисты: Keil (Genesis und Exodus, S. 371) и Köhler (Lehrbuch der Biblischen Geschichte А. Test., 1—te Hälfte S. 189), хотя и по другимъ основаніямъ.

[70] Кроме изслѣдователей натуралистическаго направленія египетскія казни пріурочиваютъ ко времени обычныхъ явленій Египта Hengstenberg (Bücher Mose's und Aegypten, 106), англійскій каноникъ Cook (Introduction to the book of Exodus in vol. 1 Speaker's Comment, pp. 241—244, а также см. въ самомъ Speaker's Comment, pp. 277, 279 и др.), также Osburn (Monumental history of Egypt, vol. II р. 591) и съ небольшой варіаціей Smith (The book of Moses of the Pentateuch in its antorschip, credibility and civilisation, p. 322 — 323). Кукъ первую казнь относитъ къ концу іюня, вторую — къ сентябрю, третью — къ октябрю, четвертую-—ко времени непосредственно послѣ наводненія, пятую—къ декабрю—январю, шестую—къ концу января—началу февраля, седьмую—къ срединѣ февраля—первой недѣлѣ марта, девятую—за нѣсколько дней до послѣдней казни. Генгстенбергъ придаетъ особенную важность пріуроченію первой казни ко времени естественнаго окрашиванія нильской воды въ началѣ наводненія, а также и всѣхъ остальныхъ казней ко времени аналогичныхъ съ ними естественныхъ явленій Египта: «Es hatte eine eigenthümliche Bedeutung, говоритъ Генгстенбергъ, wenn Jehovah mit den Aegypcern gleichsam einen ganzen Cursus durchmachte, mit seiner Wunderkraft einmal dem gewöhnlich wiederkehrenden Kreislauf der natürlichen Erscheinungen in ihrem Laufe folgte. Относительно этого мнѣнія нужно сказать, что оно не можетъ претен­довать на большую сравнительно съ другими мнѣніями вѣроятность, какъ основывающееся на предположительномъ данномъ, именно на строгой аналогіи казней съ ходомъ естественныхъ явленій нильской природы,— аналогіи, простирающейся на самое время появленія тѣхъ и другихъ; эта аналогія во всякомъ случаѣ не несомнѣнна, а относительно втораго знаменія или первой казни и положительно трудно допустима въ виду соображенія того дѣйствія, которое но намѣреніямъ Божественнымъ должна была производить и конечно производила на Египтянъ первая казнь,—дѣйствія, которое значительно парализовалось бы въ свой силѣ совпаденіемъ чудеснаго событія съ явленіемъ краснаго Нила, особенно если послѣднее явленіе, при предположеніи такого совпаденія, не было измѣнено въ своей сущности, а только усилено въ интенсивности цвѣта и снабжено разрушительными для органической жизни качествами;— это соображеніе еще болѣе усиливается нарочито отмѣченною боговдохновеннымъ историкомъ продолжительностію казни, далеко не тожественною съ продолжительностію явленія краснаго Нила (это явленіе про­должается около 20 дней, замѣчается въ самомъ Speaker's Comment. 1, 278). Въ виду этого соображенія Смитъ нѣсколько еще увеличиваетъ продолжительность времени казней, относя первую казнь ко времени предшествующему появленію краснаго Нила (По свидѣльству Кальмета [Dict. de la Bible, t. III p. 681, art. Moise] нѣкоторые раввины думаютъ, что вся совокупность казней продолжалась даже цѣлый годъ). Почему Смитъ для сохраненія сверхъестественнаго характера библейскаго событія по самому времени его появленія считаетъ нужнымъ пріурочить его ко времени «около начала поднятія Нила» и прежде принятія его водами краснаго цвѣта, а не къ тому времени, когда струи нильскихъ водъ теряютъ красный оттѣнокъ и принимаютъ болѣе обычный голубой цвѣтъ, основаніемъ для этого служитъ библейское указаніе на обстановку, при которой по слову Іеговы Моисей долженъ былъ возвѣстить фараону наступление первой (Исх. VІІ, 15) и четвертой (Исх. VIII, 20, евр. 16) казни. Моисей долженъ былъ это сдѣлать рано утромъ, когда фараонъ пойдетъ къ водѣ. «Ранній часъ этой процессіи, говоритъ Смитъ относительно времени первой казни, и присут­ствіе маговъ предподагаютъ какое-то великое религіозное торжество, подобное тому, какое совершалось 18 Пайни (12 Іюня)». Но пріуроченіе казни къ тому, а не другому празднику изъ многихъ извѣстныхъ праздничныхъ дней, посвященныхъ Нилу и также вѣроятно соединенныхъ съ торжественными религіозными церемоніями *), является также ни на чемъ необоснованнымъ. Кромѣ того библейское указаніе въ данномъ случаѣ слишкомъ кратко, чтобы видѣть въ немъ непремѣнно указаніе на всенародное религіозное торжество; оно одинаково можетъ относиться и къ одной изъ ежедневныхъ утреннихъ процессій, которыя при наводненіи совершались каждый день при восходѣ солнца для наблюденія уровня рѣки и внесенія результатовъ этого наблюденія въ государственныя записи (Geikie, Hours with Bible. II, 137). По свидетельству же Діодора египетскіе цари каждое утро омывались въ священныхъ водахъ Нила предъ жертвоприношеніемъ (Diod. Sic lib. 2 cap. 3); къ одной изъ такихъ ежедневныхъ церемоній и могло быть пріурочено возвѣщеніе фараону о наступленіи казни; присутствіе при фараонѣ маговъ въ этомъ случаѣ легко объяснимо, кромѣ предположенія о всегдашнемъ ихъ присутствіи при фараонѣ во время отправленія имъ обычныхъ религіозныхъ обрядовъ, извѣстностію для фараона предстоящей борьбы съ посланникомъ Іеговы, во вступительномъ актѣ которой маги оказались уже въ глазахъ фараона опасными соперниками Моисея.

*) Арабскіе календари, изданные въ Булакѣ, даютъ даты нильскихъ праздниковъ, которые по свидѣтельству Бругша, должны совпадать съ датами временъ фараоновъ. Заимствуем ихъ изъ Matériaux pour servir à la reconstruction du Calendrier des Anciens Egyptiens par Henri Brugsch, Leipzig 1864 p. 6:









Date copte Date julienne
30 Пахонъ — 25 Мая.Вода нильская начинаетъ измѣняться.
11 Пайни — 5 Іюня.Ночь паденія капли (предполагали, что съ веба падаетъ капля, какъ le signal de la crue du Nil).
18 Пайни — 12 Іюня.Начало поднятія водъ Нила.
25 Пайни — 19 Іюня.День общественнаго собранія у Нилометра.
26 Пайни — 20 Іюня.День публичнаго объявленія о поднятіи Нила.
18 Me(?)ори — 11 Августа.Бракъ Нила (le mam ige du Nil).
16 Тотъ — 13 Сентября.Нилъ перестаетъ подниматься.
17 Тотъ — 14 Сентября.Открытіе каналовъ и шлюзъ.
7 (??)офи — 4 Октября.Конецъ наводненія.

Изъ этихъ дней особенною торжественностію, говоритъ Бругшъ (р. 5), отличались два дня—5 іюня, Ieilet—е'—nugtab, ночь капли, и 14 Сентября, wefa—e'—nil «изобилие наводненія»; тотъ же авторъ отмѣчаетъ три надписи въ пещерахъ Сильсилиса, принадлежащая эрѣ Рамессидовъ, гдѣ встрѣчается упоминаніе о приношеніяхъ, сдѣланныхъ въ честь бога Нила во время его двухъ главныхь праздниковъ 15 Тота и 15 Епифи.

[71] Излагаемое въ текстѣ соображеніе высказано было еще изслѣдователемъ прошлаго столѣтія Іак. Бріантомъ (Iacob Bryant, Observations upon the plagues inflicted upon the Egyptians, p. 89 — 90). Мы приведемъ его соображеніе въ виду нѣкоторой его оригинальности по вопросу о продолжительности казней: «Израильтяне вышли изъ Египта послѣ зимы въ 15 день мѣсяца Авива, который отвѣчаетъ 1 апрѣля. Казней всѣхъ было десять, слѣдовательно между ними—девять промежутковъ. Но какъ долго продолжалась каждая изъ этихъ казней и какое время нужно отнести на каждый промежутокъ—неизвѣстно. Сказано, что послѣ обращенія рѣки въ кровь этотъ промежутокъ равнялся недѣлѣ. Если же такое время отдѣляло одно событіе отъ другаго (а я думаю, что оно не могло быть меньше), то первое чудо случилось за два мѣсяца до послѣдняго; но нужно принять въ разсчетъ и продолжительность каждаго знаменія, что однако трудно для опредѣленія. Смерть первенцевъ не могла занять много часовъ. Тьма продолжалась три дня; если мы назначимъ тотъ же предѣлъ для другихъ казней, то первое знаменіе должно было случиться за три мѣсяца до исхода. Мы слѣдовательно должны возвратиться назадъ отъ 1 апрѣля къ январю и февралю». Такой же промежутокъ времени для періода казней назначаютъ—Calmet (Dict. de la Bible, t. III, art. Moise p. 681— 682; Кальметомъ означаются точно даже дни, въ которые начались казни: напр. первая казнь въ 18 день шестаго месяца Адара, вторая въ 25 день того же мѣсяца, третья въ 27 того же мѣсяца, четвертая въ 29 и т. д.), Kurtz (Gesch. d. Alt. Bund. II, 100), Zeller (Bibl Wörterbuch 11, 390), Gerlach (Das Alte Test. 1, 236), Vigouroux (La Bible et découvert-modernes, II, 200), Zschokke (Hist Sacra Ant. Test. p. 81: durarunt plagae probabiliter circa 8 — 9 hebdomades a mense Februario usque ad 14 diem mensis Ni an (Aprilis).

[72] Свидѣтельство библейскаго повѣствованія о неодновременномъ созрѣваніи ячменя и льна съ одной стороны, пшеницы и полбы съ другой подтверждается какъ показаніями древнихъ авторовъ, такъ и описаніями новѣйшихъ путешественниковъ. Еще Теофрастъ свидѣтельствуетъ, что въ древнемъ Египтѣ жатва ячменя происходила въ шестомъ месяцѣ, а жатва пшеницы — въ седьмомъ послѣ посѣва: «ἐϰεῖ (т. е. въ Египтѣ) ϰριϑαὶ μὲ έξαμιμω, πυροί ἐν τῷ εβδό» (Hist. Plant. lib. VIII cap 2, 7 въ Theoprasti Eresii Opera ex recognitione Fr. Wimmer, Lipsiae 1854, p 207; cp. Plinii Hist. Nat. XVIII, 10, 6). Съ этимъ показаніемъ согласны и новѣйшіе изслѣдователи Египта: «ячмень созрѣваетъ почти на мѣсяцъ раньше пшеницы, говоритъ Sonnini (Voyage dans la baute et la basse Egypte, vol. II p. 261: sa maturité (т. е. ячменя) précede de près d'un mois celle du blé); именно ячмень достигаетъ зрѣлости въ началѣ марта, а пшеница—въ началѣ апрѣля (Schubert Reise in Morgenland 11, 175, Erlangen 1838 — 39); одновременно съ ячменемъ поспѣваетъ и ленъ, равно какъ вмѣстѣ съ пшеницей полба (Hartmann, Reisebeschreib von Afrika. Ср. Wilkinson, Popular account of the ancient Egyptians, t. II p. 21 и Tristram, Natural History of the Bible, p. 421). Когда Olivier (Voyage dans l'Egypte III, 125. 152) въ началѣ апрѣля путешествовалъ изъ Каира по направленію къ пирамидамъ, весь ячмень былъ уже сжатъ и большая часть льна была выбрана, но пшеница еще зрѣла на корню. Полба окончательно созрѣваетъ въ концѣ апрѣля именно въ окрестностяхъ Александріи, въ болѣе же южныхъ широтахъ нѣсколько ранѣе, одновременно съ пшеницею (Forskal, Flora Aegyptiaco-Arabica p. 26).

[73] Исх. VII, 25: И исполнилось семь дней послѣ того, какъ Господь поразилъ рѣку, это библейское выраженіе понимаютъ именно въ смыслѣ указанія на промежутокъ, отдѣляющій первую казнь отъ второй, Hengstenberg (Bücher Moses und Aegypten, 107), Kurtz (Gesch. d. Alt. Bund. II, 100), Gerlach (Das Alte Testam. I, 229); но другіе библеисты—и таковыхъ большинство—приведенное замѣчаніе VII гл. кн. Исходъ относятъ къ первой казни въ качествѣ ея продолжительности (Calmet, Dict. de la Bible. art Moise; Rosenmuller, Scholia in Exodum, p. 125; Baumgarten, Theologischer Commentar z. Pentateuch. I, 441; Allioli, Die Heilige Schrift, 1 Band s. 107,— VIII Aufl.; Keil, Genesis und. Exodus S. 371; Knobel, Exodus und Leviticus 67; Cook, Speaker's Comment I, 278; Dillmann, Exodus u. Leviticus 74; а также Osburn, Monum. Hist. of Egypt II, 578: «первая казнь, говоритъ Осбернъ, продолжалась 7 дней—время, необходимое для того, чтобы содержаніе рѣки протекло отъ верховьевъ Дельты до моря»). Со стороны библейскаго текста не представляется никакого затрудненія слѣдовать первому пониманію, вѣроятность котораго можно усматривать въ послѣднихъ четырехъ казняхъ и лежащемъ между каждою изъ нихъ промежуткѣ времени, который хотя прямо и не опредѣляется въ библейскомъ повѣствованіи, но на основаніи вышеуказанныхъ данныхъ долженъ быть опредѣленъ приблизительно въ размѣрѣ одной недѣли.

[74] Glaire, Les Livres Saints vengés, p. 356.

[75] «Какъ неправильно, говорить Hävernik (Einleitung in d. Alte Testament, 1, S. 355), смотрѣть на совершенныя въ Египтѣ чудеса съ одной только натуралистической точки зрѣнія, съ которой невозможно объяснить всѣ чудеса при всѣхъ экзегетическихъ усиліяхъ, такъ несправедливо съ другой стороны и совершенно не признавать той аналогіи, которую имѣютъ египетскія казни съ естественными особенностями той страны, гдѣ эти казни совершались. Здѣсь лежитъ главный отрицательный моментъ противъ миѳическаго объясненія чудесъ, относящаго послѣднія въ область чистой фантазіи. Какъ въ миѳическихъ чудесахъ все — вымышленное и произвольное и ничего естественнаго, такъ напротивъ здѣсь (т. е. въ книгѣ Исходъ) естественное стоитъ въ такой тѣсной связи съ сверхъестественнымъ, что одно поддерживаетъ и восполняетъ другое... Приэтомъ, продолжаетъ дальше Гэферникъ, все повѣствованіе заключаетъ въ себѣ черты такой психологической правды и точности въ описаніи поведенія фараона, какихъ мы можемъ ожидать только отъ современника описываемыхъ событій».

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Ср Сен 23, 2009 10:45 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Насколько ограниченному уму человѣческому позволительно и возможно входить въ область предположеній относительно тайнъ и намѣреній Промысла, мы въ настоящемъ случаѣ можемъ указать вѣроятное по нашему мнѣнію основаніе, почему сверхъестественное обнаруженіе силы Іеговы было совершено въ формѣ усиленныхъ обычныхъ явленій природы. Всѣ политеистическіе народы, а египтяне особенно, предполагали, что каждая страна и каждый народъ имѣютъ свое национальное, спеціально имъ покровительствующее божество, которому они обязаны всѣми благодѣяніями временъ года и всѣми счастливыми особенностями климата и положенія страны [76]). Если бы сила чудотворенія, которою былъ одаренъ Моисей, выразилась въ нанесеніи странѣ бѣдствій, предварительно неизвѣстныхъ ея жителямъ, то такими чудесами не была бы ясно до очевидности обнаружена предъ фараономъ и его подданными власть Бога евреевъ и надъ Египтомъ и надъ всею системою физическихъ законовъ, на которой утверждалась главная его сила— плодородіе и слѣдовательно все его благосостояніе, a вмѣстѣ съ тѣмъ не была бы въ корнѣ парализована надежда ихъ на покровительство и защиту ихъ туземныхъ боговъ и успѣхъ послѣднихъ въ борьбѣ съ Богомъ рабскаго населенія. Но когда ходъ событій обнаружилъ, что Іегова владѣетъ всѣми силами природы, и что и въ странѣ Амона Онъ можетъ безъ замедленія вызвать или прекратить, замедлить или ускорить обычныя дѣйствія климата, отмѣчающія теченіе года, и освободить отъ ихъ вліянія всякое мѣсто и всякую личность по Своему намѣренію,—тогда уже нельзя было избѣжать заключенія, что Іегова не только Богъ евреевъ, но также Египта и египтянъ, и что въ Его распоряженіи находятся всѣ силы природы, которыя Онъ всегда можетъ направить противъ непокорныхъ Его волѣ. Вотъ почему для подчиненія фараона Божественной волѣ Египетъ поражается въ тѣхъ сферахъ, которыя были для Египтянъ дороже всего, предъ чѣмъ они преклонялись, что подданные фараона чтили какъ священное, божественное [77]): натуралистическіе объекты религіознаго почитанія египтянъ изъ благодѣтелей обращаются во враговъ и разрушителей ихъ благосостоянія. Такимъ путемъ Іегова производитъ судъ надъ богами египетскими, обнаруживая жалкую ихъ несостоятельность спасти самихъ себя и своихъ кліентовъ отъ оскорбительныхъ униженій и бѣдствій,—обращая бога—Нилъ въ орудіе наказанія египтянъ, повелѣвая солнцу служить евреямъ, скрывая свой благодѣтельный свѣтъ отъ египтянъ, поражая смертію тѣхъ животныхъ, въ которыхъ, по мнѣнію египтянъ, обитало какое либо божество [78]). Такимъ образомъ здѣсь внѣшняя сторона Божественныхъ знаменій тѣснѣйшимъ образомъ соприкасается съ внутреннею, средство сближается съ цѣлію.

Осмѣливаясь проникать дальше въ Божественныя намѣренія, въ употребленіи этихъ, а не другихъ средствъ для проявленія Божественной силы, съ вѣроятностію можно усматривать кромѣ ближайшей цѣли—склоненія фараона къ послушанію волѣ Іеговы — и дальнѣйшую цѣль благотворнаго воздѣйствія на религіозное сознаніе евреевъ, которое (воздѣйствіе) было необходимо при вступленіи ихъ въ новую жизнь на теократическихъ началахъ и при образованіи ихъ въ общество Господне. Религіозное развитіе еврейскаго общества было въ данную пору далеко несовершенно: продолжительное время пребыванія его среди египетскихъ идоловъ и языческихъ племенъ Дельты не могло не понизить болѣе или менѣе значительно духовной чувствительности большинства израильтянъ и не зародить въ нихъ наклонности къ окружающему культу. Хотя лучшая половина еврейскаго народа, болѣе сознательная и устойчивая въ своихъ вѣрованіяхъ, и осталась вообще при прежнихъ возвышенныхъ и строгихъ вѣрованіяхъ своихъ отцовъ, другая его часть не могла противостать обаянію разнообразныхъ и внушительныхъ формъ роскошнаго египетскаго культа и не сохранила себя отъ заимствованія у египтянъ тѣхъ или другихъ языческихъ представлений о Богѣ или формъ религіознаго служенія [79]). При такихъ условіяхъ освободить народъ еврейскій въ простомъ физическомъ смыслѣ значило бы оставить его неподготовленнымъ къ высокому его назначенію народа Божія; поэтому необходимо было, чтобы всѣ части народа еще въ Нильской долинѣ, прежде вступленія въ новую жизнь самостоятельной націи, объединились подъ однимъ общимъ знаменемъ вѣры въ Іегову, какъ своего Бога; а для этого онѣ должны были почувствовать и сознать все высочайшее величіе Іеговы въ противоположность ложнымъ богамъ египетскимъ, отъ прираженія къ культу которыхъ онѣ должны были теперь оконча­тельно освободиться. Этого и достигалъ послѣдовательный рядъ Божественныхъ знаменій и чудесъ, свидѣтелемъ которыхъ были евреи: египетскіе боги были унижены, посрамлены и довѣріе къ нимъ поражено было въ корнѣ Тѣмъ, Кого одного евреи съ этихъ поръ должны были чтить и Которому должны были воздавать религіозное служеніе, какъ своему покровителю и защитнику, какъ Богу своихъ отцовъ.



[76] Smith, The Book of Moses, p. 320.

[77] «Когда мы читаемъ описаніе казней, говоритъ Стэнли (Stanley, Lectures on the history of the Iewish Church, part. 1, p. 118), нельзя не чувствовать, какъ много силы придано ему знаніемъ особенныхъ обычаевъ и характера страны, въ которой казни случились. Не обыкновенная рѣка обращается въ кровь, а священный, благодѣтельный, спасительный Нилъ, вся жизнь государства и народа обращается въ кровь въ своихъ струяхъ, каналахъ и резервуарахъ, деревянныхъ и каменныхъ сосудахъ, и теперь употребляющихся для очищенія пріятной воды отъ осадковъ рѣчнаго ила. Это не обыкновенное племя поражается массою заражающихъ воздухъ червей, грудами кишащихъ въ домахъ, селеніяхъ и поляхъ и во множествѣ возникающихъ изъ праха песчаной пустыни,—это чистоплотнѣйшее изъ всѣхъ древнихъ племенъ, одевавшееся въ льняныя одежды и предвосхитившее своею скрупулезною разборчивостію и церемоніальною чистотою привычки новѣйшей сѣверной Европы. Это не обыкновенный скотъ умираетъ въ полѣ, не обыкновенная рыба погибаетъ въ рѣкѣ, не обыкновенныя пресмыкающіяся по бѣждаются жезломъ Аароновымъ—это священный козелъ Мендеса, баранъ Аммона, телецъ Геліополиса, быкъ Аписъ, крокодилъ Омбоса, карпъ Есхнеха. Это не обыкновенная земля, въ которой ленъ и ячмень побиваются двумя великими бѣдствіями—бурей и саранчей,—это садъ (Быт. XIII, 10) древняго восточнаго міра, длинная цѣпь зеленыхъ луговъ и нивъ, пальмовыхъ, фиговыхъ и сикоморовыхъ рощъ. Если эти явленія вездѣ были бы бѣдствіями, то они были истинно «знаменіями и чудесами», говорящими знаменіями и пророческими чудесами въ такой землѣ, какъ земля Хама».

[78] Исх. XII, 12: и надъ вспыли богами египетскими произведу судъ, говорить самъ Іегова Моисею предъ десятою казнію; несомненное религіозное значеніе въ глазахъ Египтянъ натуральныхъ силъ. подвергшихся пораженію и униженію въ первыхъ знаменіяхъ, уполномочиваетъ въ этихъ словахъ видеть цѣль, проходящую чрезъ всю исторію египетскихъ чудесъ *) и сообщающую всей борьбѣ, свидѣтелемъ которой въ данную эпоху былъ Египетъ, религіозный характеръ въ строгомъ смыслѣ этого слова, характеръ борьбы между двумя религіозными принципами, — однимъ истиннымъ и универсальнымъ, и другимъ ложнымъ и мѣстно-національнымъ; и поскольку эта борьба должна была производить благотворное воздѣйствіе на религіозное сознаніе евреевъ, она была не только цѣлесообразнымъ средствомъ для ближайшей своей цѣли освобожденія Израильтянъ изъ рабства египетскаго, но и переходила за предѣлы этой цѣли, содѣйствуя образованію еврейскаго народа въ общество Господне хотя бы и отрицательнымъ пугемъ побужденія къ легчайшему и скорѣйшему разрыву съ египетскими религіозными вѣрованіями и обычаями и охраненія отъ новыхъ уклоненій въ сторону египетскаго идолослуженія.

*) Kurtz, Gesch. d. A. Bundes 11, 115; Hengstenberg, Geschichte des Rei-ches Gottes, Zw. Periode, Erste Hälfte s. 36 и д ; Millington, Signs and Wonders, p 4; Zschokke, Hist. Sacra Ant. Test., p. 81: plagae istae revera judicium Iehovae in cunctis diis Aegyptiorum erant et inanitas eorum [λεγόμενοι ϑεοί] patifiebat.

[79] Ѳ. Г. Елеонскій, Исторія Израильскаго народа въ Египтѣ, стр. 125.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Ср Сен 23, 2009 10:53 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Гл. II.

Знаменіе первое: чудесное обращеніе жезла Ааронова
въ змѣя.


Кто такой Господь? я не знаю Господа (Исх. V, 2)— такой былъ отвѣтъ фараона Моисею и Аарону на выражен ное именемъ Іеговы требованіе ихъ отпустить народъ еврейскій въ пустыню для принесенія жертвы Богу; и результатомъ этого требованія была новая мѣра угнетенія евреевъ со стороны фараона, приведшая Израильтянъ въ еще болѣе тяжкое положеніе и поколебавшая у лучшихъ среди народа людей [80]) вѣру въ достижимость цѣли, для которой былъ посланъ Моисей. Теперь наступило время придти въ исполненіе многократнымъ обѣтованіямъ Божественныхъ знаменій и чудесъ (Исх. ѴII, 4; ср. VI, 1); торжество фараона надъ народными стремленіями евреевъ достигло высшей своей степени, и его противленіе Божественной волѣ вызвало наконецъ къ дѣйствію руку крѣпкую, поразившую Египетъ съ его богами цѣлымъ рядомъ таинственныхъ наказаній и положившую конецъ тщетной борьбѣ человѣческаго могущества съ управляющею міромъ волею Божественною.

Рядъ знаменій и чудесъ начался совершеніемъ чуда подобнаго чуду хоривскому, — именно чудеснымъ обращеніемъ жезла въ змѣя. И бросилъ Ааронъ жезлъ свой [81]) предъ фараономъ и предъ рабами его и онъ сдѣлался змѣемъ [82]). И призвалъ фараонъ мудрецовъ (египетскихъ) и чародѣевъ; и эти волхвы египетскіе сдѣлали тоже своими чарами (VII, 10 — 11).—Какъ ни кратко библейское повѣствованіе объ этомъ чудѣ, какъ ни мало сообщаетъ оно подробностей о всѣхъ его обстоятельствахъ, тѣмъ не менѣе немногихъ эпизодическихъ чертъ, данныхъ священнымъ историкомъ, достаточно, чтобы перенести читателя въ среду религіозно-общественной жизни древняго Египта и дать возможность составить при свѣтѣ монументальныхъ данныхъ приблизительное представленіе о томъ впечатлѣніи, которое долженъ былъ произвести на фараона и его подданныхъ этотъ первый, вступительный моментъ борьбы двухъ неравныхъ силъ. Указываемое въ библейскомъ повѣствованіи созваніе фараономъ египетскихъ маговъ для состязанія съ Моисеемъ стоитъ въ тѣснѣйшей связи и въ полнѣйшемъ согласіи съ характеромъ и направленіемъ тѣхъ отдаленныхъ временъ египетской жизни, когда практическая жизнь народа опредѣлялась вѣрованіями въ различнаго рода гаданія и предзнаменованія и когда всю надежду на помощь въ тѣхъ или иныхъ затруднительныхъ случаяхъ частной и общественной жизни возлагали на тайныя знанія и „черное искусство” [83]), развитіемъ котораго славился особенно древній Египетъ,—эта страна поражающихъ своею грандіозностію и таинственностію явленій физической природы и не менѣе загадочныхъ свойствъ духовной организаціи своихъ обитателей. Магія была не только присуща религіи самихъ древнихъ египтянъ [84]), но Египетъ былъ очагомъ, откуда магическое искусство распространялось по другимъ странамъ и народамъ, входившимъ въ такія или иныя сношенія съ египтянами [85]). Если греки и римляне въ несомнѣнно воспринятые ими въ отдаленную эпоху своей жизни элементы египетской цивилизаціи внесли творческое начало національнаго генія и переработали ихъ почти до неузнаваемости ихъ оригинальнаго источника [86]), то въ области магіи и волшебства они были только простыми подражателями египтянъ, обладавшихъ въ этой сферѣ неоспоримыми преимуществами. „Народныя преданія, говоритъ Шаба въ своемъ спеціальномъ ученомъ изслѣдованіи о египетской магіи, равно какъ и письменныя лѣтописи принисываютъ вообще Египту главную роль въ открытіи и распространены этихъ таинственныхъ изысканій. Вышедши изъ Египта, маги расходились по Греціи и Италіи и здѣсь пользовались значительнымъ довѣріемъ. Имъ приписывали знаніе формулъ и магическихъ пріемовъ, посредствомъ которыхъ можно было вызывать умершихъ” [87]).

Что касается самихъ египтянъ, то не только ихъ религіозная, но и общественно бытовая жизнь въ своемъ направлены и теченіи зависѣла отъ системы тайныхъ знаній, адепты которыхъ съ наглостію спекулировали эту человѣческую довѣрчивость пытливыхъ, безпокойныхъ душъ, стремящихся къ расширенію слишкомъ узкихъ предѣловъ возможнаго [88]): составлялись календари съ обозначеніемъ счастливыхъ и несчастливыхъ дней и съ специальными предписаніями для каждаго дня о дозволительныхъ и недозволительныхъ дѣйствіяхъ [89]); судьба человѣка предопредѣлялась самымъ днемъ его рожденія и связанными съ нимъ гороскопическими предсказаніями, фатальнаго осуществленія которыхъ можно было избѣжать чрезъ посредство амулетовъ и магическихъ формулъ [90]);— отсюда составлялись цѣлыя системы колдовства и руководства для приготовленія и употребленія амулетовъ для обезпеченія будущаго счастія душъ въ загробной жизни. Но употребленіе этихъ таинственныхъ средствъ не ограничивалось погребальными или предохранительными цѣлями: они давали очень легкое и удобное оружіе въ руки страстей, любви, ненависти, честолюбія и т. п. [91]). Вслѣдствіе вѣроятно такихъ-то злоупотребленій законъ египетскій впослѣдствіи запретилъ подъ страхомъ смерти самое занятіе магіей и волшебной практикой, ввѣривъ всѣ книги, содержащія магическія формулы, въ исключительную собственность царя; никому не было дозволено обращаться къ нимъ за исключеніемъ жрецовъ и мудрыхъ людей, „обычныхъ совѣтниковъ фараона” [92]). Эти документы хранились въ архивахъ царскихъ дворцовъ и храмовъ подъ наблюденіемъ священныхъ писцовъ и другихъ лицъ, спеціально приставленныхъ къ этимъ секретнымъ книгамъ. Къ совѣту и руководству этихъ-то занимавшихъ высокій постъ должностныхъ лицъ и прибѣгали фараоны во всѣхъ затруднительныхъ случаяхъ [93]), подобныхъ тому, какой представляетъ Библія въ повѣствованіи о превращеніи жезла Ааронова въ змѣя.



[80] Ѳ. Г. Елеонскій. Ист. Изр. народа въ Египтѣ, стр. 269, прим. 20.

[81] Подъ жезломъ Аароновымъ здѣсь нужно разумѣть жезлъ Моисея, чудеснымъ образомъ превращавшійся въ змѣя при горѣ Хоривѣ (IV, 2 — 4) и назначенный служить орудіемъ послѣдующихъ чудотвореній (IV, 17). Это съ несомнѣнностію вытекаетъ изъ сравненія стиховъ 15 и 17 гл. VII съ 19 ст. той же главы. Если по 15 ст. Моисей получаетъ повелѣніе отъ Іеговы предстать предъ фараономъ и возвѣстить ему, что онъ, Моисей, жезломъ, который въ рукѣ его, ударитъ по водѣ и вода обратится въ кровь,—и если по ст. 19 это предвозвѣщеніе осуществляется такимъ образомъ, что Ааронъ беретъ свой жезлъ и простираетъ его надъ водами египетскими, то очевидно этотъ, распростираемый Аарономъ надъ водами жезлъ—не другой какой-либо жезлъ, а именно жезлъ Моисея, превращавшійся въ змѣя. A слѣдовательно, и подъ жезломъ Аароновымъ, который при поверженіи предъ фараономъ дѣлается змѣемъ, мы должны понимать именно чудодѣйственный жезлъ Моисея; если же этотъ жезлъ называется жезломъ Аароновымъ (возми жезлъ свой, дается повелѣніе Аарону), то это объясняется краткостію библейскаго повѣствованія, останавливающагося только на главныхъ моментахъ событія и опускающаго второстепенныя подробности его, на подобіе той подробности, что Моисей передалъ свой жезлъ Аарону, чтобы послѣдній совершилъ имъ то или иное чудо.

[82] Въ данномъ мѣстѣ для означенія змѣя употреблено слово(תנין= δράϰων=draco) отличное отъ термина (nachash), которымъ обозначенъ змѣй при описаніи хоривскаго чуда. Цѣль употребленія различныхъ названій въ томъ и другомъ случаѣ трудно опредѣлить на основаніи сличенія тѣхъ мѣстъ Библіи, гдѣ встрѣчаются эти названія, и на основаніи вообще употребленія ихъ въ еврейскомъ языкѣ: nachash въ еврейскомъ языкѣ служить обыкновенно обозначеніемъ родоваго понятія змѣи безъ отношенія къ какому либо отдѣльному ея виду и соотвѣтствуетъ греческому ὄϕις (Tristram, Nat. Hist, of Bible, p. 269) и латинскому serpens (Gesenii Thesaurus 11, 875); «таннинъ» же имѣетъ еще болѣе общее значеніе, обнимающее всѣхъ морскихъ или рѣчныхъ чудовищъ (Fürst, Hebr. Handwörterbuch 11, 536; Cook, Speaker's Comment. 1, 276) и спеціально прилагается къ крокодилу, какъ символу Египта (Ис. LI, 9; Іез. XXIX, 3; Пс. LXXIII, евр. LXXIV, 13). LXX чаще всего переводятъ евр. tannin словомъ δράϰων (см. Вт. XXXII, 33; Пс. LXXIII евр. LXXIV, 13; Пс. ХС евр. ХСІ, 13; Ис. LI, 9; Іер. LI, 34; Іез. XXIX, 3; XXXII, 2 и проч ). Въ указанныхъ мѣстахъ ветхозавѣтныхъ книгъ въ славянскомъ переводѣ Библіи въ соотвѣтствіе греческому δράϰων стоитъ «змій»; въ русскомъ же переводѣ синод. изд. еврейское tannin передается или греческимъ словомъ «драконъ», какъ напр. въ Вт. XXXII, 33; Пс. ХС, 13; Іер. LI, 34,— или словомъ «крокодилъ», какъ въ Ис. LI, 9; Іез. XXIX, 3,— или, какъ и въ славянскомъ переводѣ, словомъ «змѣй», какъ напр. въ Пс. LXXIII, 13,— или общимъ именемъ «чудовище», какъ въ Іез. XXXII, 2. Въ переводѣ LXX еврейскому tannin соотвѣтствуетъ иногда слово ϰήτος (Быт. I, 21—въ славян. переводѣ здѣсь стоитъ «китъ», въ русскомъ— «рыба»; Іов. VII, 2—въ слав, «змій», въ рус. «морское чудовище»; Пс. CXLVIII, 7: въ слав, «змій», въ рус. «рыба») «Изъ частаго употребленія этого слова для означенія какого либо чудовища морскаго или земнаго, такъ что древніе прилагали его и къ дракону, земному чудовищу, и левіаѳану, морскому чудовищу,—и изь типическаго употребленія его для представленія силы вавилонскаго царя (Іер. LI. 31), равно и царя египетскаго (Ис. LI, 9: Іез. XXIX, 3; XXXII, 3) мы, говоритъ Тристрамъ (Nat. Hist. of Bible, p. 269—270), не рѣшаемся ограничить значеніе этого слова какимъ либо частнымъ видомъ». Но не невѣроятнымъ представляется мнѣніе нѣкоторыхъ библеистовъ напр. Кэйля (Genesis u. Exodus, s. 367), которые находятъ возможнымъ объяснить употребленіе въ VII гл. Исх. названія tannin въ противоположность nachash тѣмъ предположеніемъ, что названіе tannin, можетъ быть, прилагалось евреями во время ихъ пребыванія въ Египтѣ между прочимъ къ тому частному виду змѣя, въ какой былъ превращенъ жезлъ Моисея во время перваго знаменія. Данныя гіероглифическаго письма даютъ основаніе полагать, что самое слово tannin по своему корню имѣетъ египетское происхожденіе. По Куку (Speaker's Comment. 1, 276) въ египетскомъ ритуалѣ встрѣчается сходное съ еврейскимъ слово «tanem» какъ синонимъ чудовищной змѣи, олицетворяющей принципъ антагонизма свѣта и жизни».

[83] Geikie, Honrs with Bible 11, 131. Самое названіе алхиміи происходить отъ слова kemia (черный), туземнаго названія Египта (Bunsen, Aegyptens Slelle in Weltgeschichte V, 564).

[84] Smith, A Dictionary of the Bible, vol. 11, p. 198.

[85] L' Egypte et la Chaldée sont pour l'antiquité les foyers d'origine de la magie, говорить Lenormant (La Magie chez les Accadiens et les origines accadiennes. 1874, p. 70).

[86] Chabas, Le Papyrus magique Harris, 1860, p. 155.

[87] Le Papyrus magique Harris p. 155. Эту древнюю репутацію Египта въ области магической практики Шаба отчасти приписываетъ незнанію египетскихъ письменъ и славѣ о глубинѣ и древности египетскихъ ученій. «Эта неизвѣстность письма, говоритъ онъ, соединенная съ славою о глубинѣ и древности египетскихъ доктринъ, естественно приводила къ прославленію Египта, какъ страны чудесъ, и его языка, какъ привиллегированнаго языка чаръ» (ibid).

[88] Chabas, ibid p. 155.

[89] Ibid. p. 156.

[90] Ibid, p. 158.

[91] Ibid. p. 169.

[92] Chabas, ibid. Любопытный документъ отъ времени Рамсеса III (см. въ Ее Papyrus Magique Harris: «Condamnation d'un Egyptien de l'epoque de Ramsès III pour crime de magie) даетъ подробный разсказъ о судебномъ процессѣ и смертной казни преступника, обманомъ завладѣвшаго магическими книгами изъ архивовъ дворца.

[93] Chabas, ibid p. 175.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Пн Окт 05, 2009 11:05 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Слѣдуя вѣроятно обычной практикѣ своего времени, и въ данномъ случаѣ фараонъ обращается къ помощи адептовъ тайныхъ знаній, противопоставляя ихъ магическое искусство Божественной силѣ, органомъ которой былъ Моисей: и призвалъ фараонъ мудрецовъ [94]) и чародѣевъ [95]). Открывшееся состязаніе между магами фараона и глашатаями Божественной воли и могущества увѣнчалось для первыхъ также успѣхомъ: и эти волхвы [96]) египетскіе сдѣлали тоже своими чарами [97]). Каждый изъ нихъ бросилъ свой жезлъ, и они сдѣлались змѣями (VII, 11—12) [98]). Библейское повѣствованіе не даетъ объясненія дѣйствія, произведеннаго магами египетскими въ под-ражаніе Моисею; указывая на употребленныя при этомъ чары въ противоположность божественной силѣ, дѣйствовавшей чрезъ Моисея, оно самый результатъ этихъ чарованій не отличаетъ какимъ либо особымъ словомъ отъ совершеннаго Моисеемъ превращенія жезла въ змѣя, вслѣдствіе чего этотъ пунктъ остается неяснымъ. Древнѣйшіе и новѣйшіе библеисты предлагаютъ нѣсколько рѣшеній вопроса о природѣ и средствахъ совершеннаго магами превращенія ихъ жезловъ въ змѣевъ. Нѣкоторые отцы и учители церкви не сомнѣвались въ объективной реальности этого превращенія, признавая его дѣломъ сатаны или злыхъ демоновъ. Такъ, Оригенъ [99]) говоритъ относительно подражанія маговъ египетскихъ чудесному превращенію жезла Моисеева въ змѣя: „также и сила тьмы чрезъ посредство волхвовъ превратила жезлы въ змѣевъ подобно тому, какъ сила Божія совершила это чрезъ Моисея” и т. д., признавая очевидно, что сила діавола была въ такомъ же отношеніи къ дѣйствію маговъ, въ какомъ отношеніи была сила Божія къ дѣйствію Моисея; но, продолжаеть Оригенъ, діаволъ не могъ привести превращенные жезлы въ ихъ первоначальное состояніе, какъ онъ не можетъ и вообще произвести такихъ перемѣнъ, которыя могли бы имѣть добрыя послѣдствія, такъ какъ его сила можетъ направляться только ко злу: „сила тьмы можетъ произвести что либо худое, но возвратить сдѣланное въ первоначальное состояніе выше ея средствъ”. Блаж. Августинъ, предпосылая вопросъ, не названы ли жезлы маговъ послѣ поверженія ихъ на землю змѣями въ священномъ текстѣ только потому, что эти жезлы имѣли въ глазахъ присутствующихъ образъ и форму змѣй, оставаясь неизмѣнными въ своей природѣ, отвѣчаетъ, что на основаніи одинаковаго способа выраженія, употребленнаго въ Писаніи какъ въ примѣненіи къ превращенному жезлу Моисея, такъ и въ примѣненіи къ измѣненнымъ жезламъ волхвовъ, нужно признать, что послѣдніе произвели такую же дѣйствительную существенную перемѣну со своими жезлами, какую совершилъ и Моисей: „иначе почему какъ въ первомъ случаѣ Моисея (послѣ поверженія его на землю) называется змѣемъ, такъ и во второмъ случаѣ жезлы маговъ названы тѣмъ же именемъ, такъ что нѣтъ никакого отличія въ способѣ выраженія о томъ и другомъ событіи? ” [100]). Съ этимъ мнѣніемъ отцовъ церкви согласны и нѣкоторые позднѣйшіе библеисты [101]).




[94] להכמּים =τούς σοϕιστάς= sophistas = мудрецы (слав.). Еврейское слово הכמּים собственно значитъ «опытный въ искусствахъ» (Gesenii Thes. 1, 472) и по мнѣнію Ebers'a (Aegypten und Bücher Mose's. S. 341—349) совпадаетъ по своему употребленію, какъ и другое прилагаемое дальше въ библейскомъ текстѣ къ египетскимъ магамъ названіе הרטמים, съ гіероглифическимъ rech-chetu, служащимъ собственно обозначеніемъ одного изъ классовъ жреческой касты, извѣстнаго у Климента Александрійскаго подъ именемъ ὢροσϰόποι, a затѣмъ прилагаемымъ вообще къ совѣтникамъ фараона, которыхъ Эберсъ и разумѣетъ подъ тѣмь и другимъ еврейскимъ названіемъ. Кукъ (Speaker's Comment. 1, 278 note in VII, 11), допуская также сближеніе еврейскаго הכמּים съ египетскимъ «Рехіу-Хету», что собственно значитъ «знающій вещи», предполагаетъ, что вторая составная часть египетскаго слова служила въ частности техническимъ обозначеніемъ тайныхъ, секретныхъ вещей, а отсюда «Рехіу-Хету» было между прочимъ обычнымъ наименованіемъ египетскихъ чародѣевъ.

[95] וְלַמְכַשּׁפִים=τούς ϕαρμαϰούς=veneficos=волхвы—отъ כָשׁףּ, первоначальный смыслъ котораго опредѣляется значеніемъ: «говорить тихо, шепотомъ, шептать, mussitare (Fürst, Hebr. Handwört. 1, 638; Gesenii Thes. 1, 721), затѣмъ «совершать богослуженіе» (λειτουργεῖν) и «возносить молитву» (δέησιν ποιεῖν—Ges. Thes. ibid). Въ ветхозавѣтныхъ книгахъ глаголъ כשׁףּ употребляется только въ формѣ Pi—el, и притомъ только одинъ разъ въ perf. (2 Пар. XXXIII, 6, гдѣ говорится о царѣ Манассіи: וְעוֹנֵן וְנִהֵשׁ וְכִשּׁף «и гадалъ, и ворожилъ и чародѣйствовалъ») и пять разъ въ причастной формѣ (Furstii Concordantiae 577) для означеніи ворожеи (Исх. XXII, 17: מְכַשּׁפָה לא תְהַיֶה: ворожеи не оставляй въ живыхъ), египетскихъ маговъ (Исх. VII, 11), чародѣевъ среди Израильскаго народа (Вт. XVIII, 10; Малах. III, 5) и халдейскихъ чародѣевъ (Дан. II, 2: здѣсь перечисляются слѣдующіе классы халдейскихъ маговъ: כּשׂדּים ‚מְכַשּׁפִים ‚אַשּׁפִים ‚הַרְטֻמּים): такое употребленіе כשׁףּ въ ветхозавѣтныхъ книгахъ указываетъ на совершившееся въ развитіи еврейскаго языка ближайшее опредѣленіе этого глагола именно въ смыслѣ шептанія при произнесеніи магическихъ формулъ, въ значеніи чародѣйства, совершавшагося, какъ думаетъ Кукъ (Speaker's Comment.), посредствомъ невнятнаго произношенія, «бормотанія магической формулы». Кукъ сближаетъ еврейское слово съ египетскимъ chesef, употреблявшимся въ спеціальномъ смыслѣ отгнанія, заклинанія магической формулой вредныхъ животныхъ. Заклинаніе опасныхъ животныхъ было однимъ изъ предметовъ обычной практики древнихъ египетскихъ маговъ: въ погребальномъ ритуалѣ не меньше 11 главъ содержатъ формулы для «удержанія» или отгнанія крокодиловъ, змѣй и проч.;—вотъ напр. краткая формула для заклятія крокодила:

Arrête, crocodile Mako, fils de Set!

Je suis An—hur, le grand maître du glaive

(Chabas, Le Papyrus Magique Harris, p. 139).

[96] הַרְטֻמּי=οί ἐπαοιδοί=incantatores=волсви; этотъ третій терминъ для обозначенія египетскихъ маговъ представляетъ также трудности для объясненія. Нужно замѣтить, что это же слово употребляется для обозначенія вавилонскихъ маговъ (Дан. I, 20; II, 2), что можетъ служить нѣкоторымъ основаніемъ не считать этотъ терминъ гебраизированнымъ египетскимъ словомъ (Poole въ Smith's A Diсt. of Bible, vol. 11 p. 198 note p.; Шаба отрицаетъ египетское происхожденіе всѣхъ трехъ выраженій: «Quoique les faits racontés dans ce passage de l'Exode aient eu l'Egypte pour théàtre, говоритъ Шаба, l'hebreu ne nous rapporte aucune expression d'origine réellement égyptienne». Le Papyrus Magique p. 175), хотя египетскіе эквиваленты еврейскому слову указываются какъ прежними, такъ и новѣйшими библеистами. Яблонскій такой эквивалентъ указываетъ въ словѣ ерхом, означающемъ ό πράτ των δύναμιν (Ges. Thes. 1, 520), Росси—въ словѣ сарестом, означающемъ custos secretorum (ibid); Гезеніусъ, считая это мнѣніе hand inepta quidem opinio (это мнѣніе Яблонскаго и Росси считается лишеннымъ основанія и другими новѣйшими гебраистами, напр. Fürst'омъ, Hebr. Handwört. 1, 438, см. также Harkavy, Les mots égyptiens de la Bible въ Journal asiatique 1870 p. 168 — 169), производитъ еврейское слово отъ הרט, вырѣзывать (insculpsit) или הֶרֶט стиль, рѣзецъ. Ebers (Aegypten und Bücher Mose's s. 347) отожествляетъ, какъ мы уже говорили, еврейское названіе הרטמים по значенію съ гіероглифическимъ rech-chetu, хотя и не указываетъ ясно на то, нужно ли считать еврейское слово транскрипціей египетскаго или же только еврейскимъ переводомъ послѣдняго. Кукъ (Speaker's Comment. 1, 279), разлагая еврейское слово на составные элементы, первому слогу הר указываетъ соотвѣтствіе въ египетскомъ «cher», употребляющемся въ составныхъ словахъ въ значеніи «носящій, имѣющій, владѣющій», вторую же часть tum отожествляетъ съ египетскимъ «temu» или «tum», говорить, произносить, именно произносить священное имя въ качествѣ, очевидно, чары. Harkavy (указ. статья въ Journal asiatique) считаетъ также еврейское הרטם составнымъ словомъ, сложеннымъ изъ двухъ египетскихъ корней—char говорить, объявлять, высказывать, и tum, скрытый, темный, тайный, и означающимъ indicateur des choses occultes» (Duemichen въ Zeitschrift für ägypt. Sprache 1865 s. 85 указываетъ подобное сложное египетское слово, первою составною частію котораго служитъ также char въ значеніи «говорить», въ словѣ charheb[char: говорить и cheb: праздникъ], обозначавшемъ жрецовъ, произносившихъ рѣчи въ праздничные дни). Наконецъ, по Бругшу chartumim было египетскимъ именемъ главныхъ жрецовъ Рамзесъ-Таниса. «По египетскимъ текстамъ эти жрецы носили имя Khar-tot, т. е. воитель (guerrier). Происхожденіе этого названія, довольно страннаго въ приложеніи къ этимъ мирнымъ (paisibles) лицамъ, удовлетворительно объясняется египетскими миѳами о божествахъ города Рамсеса. Независимо отъ этихъ религіозныхъ легендъ интересъ къ этому названію вызывается тѣмъ фактомъ, что Св. Писаніе тоже наименованіе прилагаетъ къ жрецамъ, которыхъ призвалъ фараонъ для подражанія чудесамъ, совершеннымъ Моисеемъ. Комментаторы Св. Писанія согласны въ томъ, что имя Khartumim, данное въ Библіи магамъ египетскимъ, не смотря на свой еврейскій колоритъ, очевидно происходитъ отъ египетскаго слова. Вотъ это-то слово Kbartot и даетъ намъ средство открыть истинный смыслъ Kharttumim» (Brugsch-Bey, L'Exode et les monuments Egyptiens, pp. 22— 23). Это разногласіе египтологовъ въ опредѣленіи египетскихъ корней библейскаго названія הרטמים не позволяетъ считать самое происхожденіе этого названія изъ египетскаго языка за несомнѣнное. Библейскій текстъ, представляя chartumim какъ бы родовымъ по отношение къ первымъ двумъ названіямъ именемъ: «и эти—הֵם—волхвы... сдѣлали»... болѣе, кажется, благопріятствуетъ еврейскому производству отъ הֵרֵט стиль, трость писца, и соотвѣтственному переводу въ значеніи «писцы» (Этого производства и держатся вообще гебраисты. См. Fürst, Hebr. Handwört. 1, 438; Gesenii Handwört. S. 290).

[97] בֳּלְחַטֵיהֶם (=ταῖς ϕαρμαϰίαις=veneficiis=чарованіями)—это еврейское слово гебраистами большею частью производится отъ глагола לָהַט—לוּט скрывать, таить (Buxtorfius, Lexicon hebr. et chald. p. 390; Gesenius, Thesaurus, 1, 744; Maurer, Commentarius grammaticus criticus in V. Test. 32; Fürst, Hebr. Handwörterbuch 1, 662; Gesenii Hebr. Handwört. S. 420; Dillmann, Exodus u. Leviticus 68 ) и значитъ вообще: сокровенное, тайное, отсюда тайное волшебное или чудодѣйское искусство. Между прочимъ Harkavy (Les mots égyptiens de la Bible въ Journal asiatique 1870, p. 174—175) отвергаетъ указанную еврейскую этимологію на томъ основаніи, что «во всей Библіи понятіе о магіи выражается корнями קסם ענּן ,נחש ,בשף. Вѣроятно, въ данномъ случаѣ (т. е. въ Исх. VII гл.), говоритъ Harkavy, текстъ еврейскій воспользовался туземнымъ (египетскимъ) словомъ. Въ египетскомъ языкѣ есть rech-ehet (съ которымъ Эберсъ, принимавший это слово въ значеніи совѣтниковъ фараона, отожествляетъ еврейское חרטמים), lech-chet, которое такъ часто встрѣчается въ значеніи «магія»; евреи только измѣнили это lech-chet въ lehet. Такая перемѣна ח въ ה въ языкахъ семитическихъ, равно какъ и въ египетскомъ, такъ обычна, что нѣтъ нужды болѣе останавливаться на этомъ пунктѣ».

[98] Апостолъ Павелъ сохранилъ въ своемъ посланіи къ Тимоѳею (2 Тим. III, 8 ) имена двухъ египетскихъ маговъ, противостоявшихъ Моисею, и представляетъ ихъ дѣйствія противленіемъ истинѣ; говоря о богохульникахъ, имѣющихъ явиться въ послѣдніе дни, онъ прибавляетъ: какъ Іанній и Іамврій противились Моисею, такъ и сіи противятся истинѣ. Эти же имена (Парафрастъ Халдейскій, Іонафана, и Іерусалимскій называютъ ихъ יַנֵּים וְיַמְבְרֵים, Rosenmulleri Scholia in Exodum p. 115) съ прибавленіемъ особыхъ сказаній находятся въ Талмудѣ и разныхъ еврейскихъ толкованіяхъ, гдѣ говорится, что эти маги были сыновьями ложнаго пророка Валаама (Calmet, Commentaire litteral sur l'Exode, p. 60); память о нихъ сохранилась даже у языческихъ писателей: такъ, Плиній говорить: «est et alia Magices factio, a Mose etiamnum (въ нѣкоторыхъ изданіяхъ вмѣсто etiamnum стоитъ et Iamnum,—not. 25 на р. 524 Plinii Historia Naturalis цитуемаго у насъ изд.) et Lotapea Iudaeis pendens, sed multis millibus annorum post Zoroastrem (lib. XXX, cap. 1 sect. II); объ имени же Іаннія упоминаетъ Apulejus (см. Rosenmulleri Scholia, р. 111—112) и Numenius Pythagoricus (Eusebii Praeparatio Evang. lib. IX, cap. S, edit. 1688 p. 411). Трудно опредѣлить, говоритъ Smith (Dic. of the Bible, vol. 1 p. 928), заимствованы ли имена Іаннія и Іамврія изъ утраченнаго письменнаго памятника, относившагося къ древней исторіи Израильтянъ, или относительно ихъ существовало устное преданіе» (предположеніе что aп. Павелъ заимствовалъ имена Іаннія и Іамврія изъ еврейскаго преданія, относится еще ко времени Ѳеодорита, который говоритъ: «имена этихъ волхвовъ божественный апостолъ заимствовалъ конечно не изъ божественнаго Писанія, а изъ неписаннаго іудейскаго преданія). Египтологъ Кукъ находить имена, соотвѣтствующія еврейскимъ Іаннія и Іамврія, въ гіероглифическихъ письменахъ Египта: An или Annu въ значеніи «писецъ» часто встрѣчается въ надписяхъ, относящихся по времени своего происхожденія ко времени Рамзеса II, тогда какъ Іамврій служитъ названіемъ одной священной книги и можетъ означать: «писецъ юга» (Speaker's Comment. 1, 279).

[99] Homil. 13 in Numer.

[100] Quaestiones in Exodum, qu. 21: «на основаніи этого дѣйствія маговъ нельзя думать, продолжаетъ св. отецъ, чтобы маги или дѣйствовавшіе чрезъ нихъ демоны могли сотворить змѣй изъ ничего (Non fnerunt tamen creatores draconum nec magi nec angeli mali quibus ministris illi operabantur); демоны могутъ только собрать необходимые для произведенія извѣстной вещи или дѣйствія элементы, разсѣянные по всей природѣ, во всѣхъ тѣлесныхъ вещахъ (Insunt corporeis rebus per omnia elementa mundi quaedam occultae seminariae rationes, quibus cum data fuerit oportunitas temporalis atque causalis, prorumpunt in species debitas suis modis et finibus) и, вызвавъ къ дѣйствію потребныя силы природы, произвести изъ этихъ элементовъ или сѣмянъ дѣйствительную вещь; но Deus solus verus creator est, qui causas ipsas et rationes seminarias rebus ipsis inseruit (Въ De Trinit. lib. 3 бл. Августинъ говоритъ, что демоны могутъ производить тѣ или другія необыкновенныя дѣйствія только по допущенію Бога для наказанія злыхъ или для испытанія добрыхъ, такъ какъ тварь повинуется только Богу: nec ideo putandum est istis transgressoribus Angelis ad nutum servire hanc visi-bilium rerum materiam, sed soli Deo). Согласно съ бл. Августиномъ высказываетъ и бл. Ѳеодоритъ (въ qu. 18 in Exod.; рус. перев. въ 26 т. Тв. св. От.), что только «Богъ далъ волхвамъ совершить нѣкоторыя знаменія, чтобы очевидно было различіе истинныхъ божественныхъ чудесъ отъ дѣйствій, совершаемыхъ посредствомь магіи», но и эти немногочисленныя знаменія, совершенныя магами по допущенію Божію, служили только наказаніемъ египтянъ: «они (маги) превратили жезлы въ зміевъ, но жезлъ Моисеевъ пожралъ ихъ жезлы. И они преложили воду въ кровь, но не могли возвратить воду въ первоначальное ея естество. Извели и жабъ, но не могли освободить отъ нихъ египетскіе домы. Богъ далъ силу волхвамъ наказывать египтянъ, но не далъ силы прекращать казни. Такъ какъ царь египетскій, казнимый Богомъ, не довольствовался ниспосылаемыми отъ Бога ударами, но и волхвамъ повелѣвалъ увеличивать казнь; то Богъ казнилъ его и чрезъ волхвовъ, какъ бы говоря: «поелику пріятно тебѣ нести на себѣ казни, то и чрезъ Моихъ рабовъ вразумляю и чрезъ твоихъ наказываю тебя».

[101] Sacy (L'Exode et Levitique p. 78—80), Calmet (Dissertatio de veris fictisque prodigiis въ его Prolegomena et Dissert. in S. Scripturam p. 50—57, или Dissertation sur les vrais et sur les faux miracles въ Commentaire litteral sur l'Exode, p. XIV—XXVIII), Allioli (Die Heilige Schrift I, 106—107), Baumgarten (Theologischer Commentar I, 438— 439), Köhler (Lehrbuch der Biblischen Geschichte Alt. Test. I, 186 — 187), Millington (Signs and Wonders in the land of Ham. p. 52), M. Филаретъ (по которому «въ дѣйствіи египетскихъ маговъ былъ не обманъ и не простой фокусъ, а действительное участіе злыхъ духовъ» Начерт. Церк. Библ. Ист. сн. Чт. въ Общ. Люб. дух. Просвѣщ. 1871 № 1 стр. 5 — 6). Возможность мнѣнія, что маги превратили свои жезлы въ змѣй ϰατ̉ ἐνέργειαν τοῦ σατανᾶ допускаетъ Kurtz (Gesch. d. А. В. 2 Aufl. II, 98. См. ниже о мнѣніи Куртца).

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Пн Окт 05, 2009 11:11 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Другіе отцы церкви (Іустинъ Мученикъ, Тертулліанъ, Іеронимъ, Амвросій), не отрицая въ состязаніи египетскихъ маговъ съ Моисеемъ помощи и со стороны діавольской силы, самое дѣйствіе, совершенное подъ ея вліяніемъ, уменьшаютъ до степени субъективнаго только, несоотвѣтствующаго объективной дѣйствительности, впечатлѣнія, произведеннаго на зрителей, такъ что послѣдніе, благодаря именно этому обману чувствъ, приняли жезлы, брошенные въ присутствіи собранія, за змій [102]).—По третьему еще болѣе древнему пониманію, подражаніе египетскихъ маговъ первому знаменію Моисея было чисто человѣческимъ дѣломъ, только особеннымъ, скрытымъ отъ другихъ, но не выходящимъ изъ предѣловъ физическихъ силъ [103]); именно многіе раввины (напр. Абенъ-Эзра, Маймонидъ) считаютъ это искусство маговъ за простой фокусъ, за произведенный быстрымъ движеніемъ рукъ отводъ глазъ зрителей, которые не замѣтили ловкой подмѣны жезловъ зміями, можетъ быть принесенными вмѣстѣ съ жезлами и даже скрытыми въ послѣднихъ [104]).—Въ настоящее время фактъ успѣшнаго подражанія египетскихъ маговъ первому чуду Моисея у многихъ объясняется чрезъ аналогію съ искусствомъ заговариванія змѣй [105]), которое было извѣстно въ Египтѣ съ глубокой древности, разсказы о которомъ находятся какъ у древнихъ авторовъ, такъ и у новѣйшихъ путешественниковъ [106]). Искусство заклинанія змѣй извѣстно съ глубочайшей древности и практиковалось не только въ Африкѣ, но и въ Индіи [107]). „Если вѣрить, говоритъ Катрмеръ, греческимъ и латинскимъ писателямъ, способность очаровывать и усыплять змѣй была наслѣдственною между псиллами, древнимъ африканскимъ племенемъ, у которыхъ это искусство переходило отъ одного мужскаго поколѣнія къ другому, не передаваясь путемъ наслѣдственности женскому полу” [108]). По словамъ Плутарха [109]) этотъ народъ посредствомъ чаръ и магическихъ формулъ усыплялъ самыхъ ядовитыхъ змѣй. По Плинію, напротивъ, псиллы получали отъ природы только такую способность, которая ихъ дѣлала настолько страшными для змѣй, что послѣднія убѣгали при одномъ ихъ взглядѣ. Католическій аббатъ, критически изслѣдовавшій всѣ древнія свидѣтельства о псиллахъ, хотя многія детали, сообщаемыя древними авторами, относитъ къ области басенъ, тѣмъ не менѣе высказываетъ убѣжденіе, что среди псилловъ находились лица, которыя посредствомъ подготовки, составлявшей ихъ секретъ, приводили себя въ такое состояніе, что не боялись укушенія змѣй и безнаказанно брали въ руки самыхъ ядовитыхъ изъ нихъ [110]).—Искусство заговариванія змѣй, практиковавшееся по свидѣтельству древнихъ авторовъ псиллами, перешло и къ позднѣйшимъ ихъ потомкамъ, продѣлками которыхъ надъ змѣями, являющимися въ глазахъ непосвященныхъ и неразгадывающихъ ихъ секрета зрителей настоящими чудесами, полны разсказы и описанія новѣйшихъ путешеcтвенниковъ. Въ Каирѣ и его окрестностяхъ новѣйшіе преемники древнихъ псилловъ по искусству заговариванія змѣй составляютъ цѣлую корпорацію съ своимъ управленіемъ и раздѣленіемъ на классы и степени [111]).




[102] Въ «Разговорѣ съ Трифономъ» Іустинъ мученикъ сравниваетъ дѣйствія египетскихъ маговъ съ ложными чудесами, которыми діаволъ обольщалъ язычниковъ, слѣд. смотритъ на эти дѣйствія какъ на обманъ зрителей, произведенный именно силою діавола (Migne Patr. gr. vol. VІ col. 636 — 637). Тертулліанъ (De anima cap. 57) не сомнѣвается, что жезлы маговъ только показались змѣями омраченнымъ глазамъ фараона и его подданныхъ; но истина Моисея, прибавляетъ Тертулліанъ, пожрала ложь маговъ: corpora videbantur Pharaoni et Aegyptiis magicarum virgarum dracones, sed Mosei Veritas mendacium devoravit (Migne, Patrol. lat. vol II, col. 748). Іеронимъ (Algasia cap. II) имѣлъ, кажется, предъ собою приведенныя слова Тертулліана, когда въ тѣхъ же выраженіяхъ, какъ и Тертулліанъ, говорилъ о чудесахъ Антихриста: «какъ маги противостояли Моисею со своею ложью и какъ жезлъ Моисея пожралъ ихъ жезлы, такъ истина Іисуса Христа пожретъ ложь Антихриста». Тотъ же взглядъ на дѣйствіе маговъ, именно какъ на обманъ чувствъ предстоящихъ зрителей высказываютъ Амвросій въ приписываемомъ ему комментаріи на 2 Тим. гл. 3, и Григорій Нисскій («Жизнь Моисея»).

[103] Этотъ взглядъ нѣкоторыми библеистами (Hengstenberg, Geschichte des Reiches Gottes, zw. Periode, 1 Hälfte, s. 46) усматривается еще въ книгѣ Премудрости Соломона, гдѣ дѣйствія египетскихъ маговъ называются μαγιϰῆς τέχνης ἐμπαίγματα (Пали оболъщенія волшебнаго искусства и хвастовство мудростію подверглось посмѣянію. XVII, 7); но несомнѣнно высказывается онъ у Филона, который противополагаетъ знаменіе, совершенное чрезъ божественную силу Моисеемъ, дѣйствіямъ маговъ какъ ἀνϑρώπων σοϕίσμασι ϰαἰ τέχναις πεπλασμέναις πρὸς ἀπάτην (De Vita Mosis, lib. 1. p. 95. ed. Mangey: «жезлъ Моисеевъ, превращенный въ змія, пожралъ жезлы маговъ и самъ возвратился въ первичное свое состояніе; этимъ чудеснымъ зрѣлищемъ Богъ хотѣлъ убѣдить зрителей, что то, что сдѣлано Моисеемъ, сдѣлано не хитростію человеческою и не искусствомъ, направленнымъ къ обману, а силою божественною, для которой нѣтъ чего либо невозможнаго), — и у Іос. Флавія. обозначающего искусство маговъ какъ τέχνην ἀνϑρωπίνην, γοητείαν ϰαἰ πλάνην (Antiq. II с. 13 § 3) въ противоположность тому, что было совершено Моисеемъ ϰατά Θεοῦ πρόνοιαν ϰαἰ δύναμιν.

[104] См. Rosenmulleri Scholia in Exodum, p. 110: est quasi fulgor et ignis praetervolans, atque haec est retentio oculorum, говоритъ Абенъ-Эзра, производя לַהַט (чары) отъ לָהַט пламенѣть (Значеніе еврейскаго названія מכשׁפים, прилагаемаго къ магамъ, Абенъ-Езра опредѣляетъ такимъ образомъ: מכשפים esse qui mutant et transformant res naturales ad aspectum oculi.—См. Buxtorfii Lexicon Hebr. et Chald. p. 378). Впрочемъ на основаніи того, что при описаніи подражанія маговъ первому чуду Моисея употребленныя первыми чары обозначены словомъ לְהָטִים, а въ дальнѣйшемъ изложеніи библейскаго текста, при повѣствованіи о двухъ слѣдующихъ чудесахъ это слово пишется нѣсколько иначе, чрезъ Wich Абенъ-Эзра, Маймонидъ и Абарбанелъ отличаютъ дѣйствіе маговъ въ первомъ случаѣ отъ дѣйствій ихъ въ остальныхъ двухъ случаяхъ: когда маги повидимому обратили жезлы въ змѣй, это они сдълали быстрымъ движеніемъ рукъ, чѣмъ и отвели глаза зрителей; но при обращеніи воды въ кровь и при изведеніи лягушекъ употребили чары и магическія формулы (Rosenmulleri Scholia, ibid).

[105] Въ русской литературѣ этотъ взглядъ усвоенъ авторомъ «Опыта изъясненія ветхозавѣтныхъ книгъ Св. Писанія» (Прав. Собес. 1861), а также допускается Ѳ. Я. Покровскимъ. По словамъ г. Покровскаго даже «всѣ соглашаются въ томъ, что чудо превращенія жезла Ааронова въ змѣя стоитъ въ связи съ существовавшимъ у древнихъ египтянъ искусствомъ приводить змѣевъ въ состояніе какъ бы оцѣпенѣнія въ которомъ они становились какъ бы жезлами»; далѣе описывается самый фокусъ, продѣланный арабомъ надь темносѣрою змѣею, которую «онъ удерживаетъ за хвостъ, дуетъ на нее, трогаетъ ее пальцами по головѣ и другимъ частямъ, что-то бормочетъ и змѣя свертывается въ плотные кружки, какъ бы засыпаетъ». («Путешествіе въ Св. Землю лѣтомъ 1886 года» вьТруд. Кіев. Дух. Ак. 1888 г. № 3», стр. 473 —475).

[106] Ветхозавѣтныя книги Св. Писанія также свидѣтельствуютъ о практиковавшемся въ древнее время заговариваніи вмѣй: если змѣй ужалить бсзъ заговариванія, то не лучше ею и злоязычный, говоритъ Экклезіастъ (X, 11); вотъ Я пошлю на васъ, возвѣщаетъ пророкъ Іеремія еврейскому народу отъ лица Іеговы (Іер. ѴIIІ, 17), змѣевъ, василисковъ, противъ которыхъ нгьтъ заговариванія.

[107] Въ Африкѣ обыкновенно объектомъ заговариванія служитъ Naja haje, одинъ изъ видовъ аспида, а въ Индіи—другой видь, извѣстный подъ именемъ Naja tripudiaris (Tristram, Nat. Hist. of Bible p. 272).

[108] Mémoires géographiques et historiques sur l'Egypte,—par Et. Quatremère t. I, p. 203, Paris 1811. Только одинъ Страбонъ, говоритъ аббатъ Souchay (Discours sur les Psylles въ Histoire de l'Academie des Inscriptions et Belles Lettres, 1733, t. VII, p 273) указываетъ болѣе или менѣе точное географическое положеніе древнихъ псилловъ: но описанію Страбона псиллы жили въ срединѣ Киренаи, между насамонами, разбойничьимъ народомъ, опустошавшимъ границы Ливіи, и гетулами, дикимъ, воинственнымъ племенемъ,—въ несчастномъ климатѣ, гдѣ солнце проливаетъ ослѣпительный свѣтъ и гдѣ природа не производить ничего кромѣ змѣй (Strabo lib. VII). Среди этихъ-то чудовищъ, продолжаетъ Souchay, жертвою которыхъ были иностранцы, псиллы, если вѣрить древнимъ авторамъ, жили безъ страха, какъ бы внѣ опасности,—привиллегія настолько рѣдкая, что по Діону природа согласилась на наслѣдственную передачу ея только въ мужскомъ поколѣніи.

[109] Quatremère ibid. I, 203.

[110] Hist. de l'Academie des Inscriptions et Belles Lettres, t. VII, p. 273—286. «Мы изъ неоспоримыхъ свидѣтельствъ узнаемъ, говоритъ Souchay, что въ Египтѣ всегда существовали люди, которымъ это искусство было близко знакомо».

[111] Les charmeurs de serpents du Caire въ Journal Officiel, 14 mars 1874, p. 1983. Эта корпорація новѣйшихъ псилловъ отличается, по свидѣтельству путешественниковъ, кастовою замкнутостію, «Псиллы, читаемъ въ Description de l'Egypte, t. XXIV p. 82, составляютъ корпорацію, одною изъ idées fixes которой составляетъ то, что если бы какой нибудь египтянинъ вздумалъ подражать имъ, такой, если только онъ не произошелъ отъ отца—псилла, никогда не успѣетъ въ очарованіи змѣи». «C'est ainsi, говорить также аббатъ Souchay, que les Psylles faisaient de leur art un mystère qu'ils n'avaient garde de révéler à leurs femmes même» (Histoire de l'Academie des Inscriptions et Belles Lettres t. VII, p. 285). Предполагаютъ, что эта кастовая замкнутость составляла отличительную черту и древнихъ египетскихъ чародѣевъ, которые на протяженіи цѣлыхъ тысячелѣтій передавали свое искусство отъ отца къ сыну, строго охраняя его тайну отъ непринадлежащихъ къ ихъ корпораціи, принадлежавшей къ жреческому сословію (Uhlemaun, Handbuch der ägyptischen Alterthums-kunde, 2 Th., S. 270. Ср. Cook въ Speaker's Bible I, 276).

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Пн Окт 05, 2009 11:15 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Они фигурируютъ главнымъ образомъ на праздникахъ и во время религіозныхъ процессій, возбуждая чувство народа до высшей степени экзальтаціи,— особенно въ праздникъ освященія ковра, назначаемаго въ Мекку: когда этотъ коверъ въ торжественной процессіи носится по главнымъ улицамъ города, псиллы почти нагіе появляются среди народа со множествомъ змѣй, которыя обвиваются вокругъ шеи, рукъ и всего тѣла ихъ и которымъ они позволяютъ для возбужденія большаго интереса въ зрителяхъ жалить, грызть все тѣло, и даже намѣренно раздражаютъ ихъ и приводятъ въ бѣшенство, оставаясь при этомъ невредимыми [112]). Въ обыкновенные дни псиллы, особенно бѣднѣйшіе изъ нихъ, посвящаютъ себя ремеслу фигляровъ на перекресткахъ дорогъ и на болѣе бойкихъ мѣстахъ, оперируя свое чарующее искусство надъ змѣями [113]): они вызываютъ ихъ изъ норъ, усыпляютъ, приводятъ въ оцѣпенѣлое состояніе, такъ что змѣи кажутся какъ бы мертвыми, дрессируютъ ихъ, пріучая дѣлать круговыя движенія въ отвѣтъ на звуки, издаваемые пощелкиваніемъ пальцевъ [114]), скрываютъ ихъ въ складкахъ своего платья и обвиваютъ вокругъ своей шеи,— употребляя при всѣхъ этихъ операціяхъ самыя простыя, несложныя средства, это: пронзительные звуки флейты, а главное — спокойствіе и смѣлость въ соединеніи съ заботливою осторожностію при обращеніи съ животнымъ [115]). Самыя страшныя змѣи, причиняющія своимъ ядомъ смерть въ нѣсколько минутъ, не дѣлаютъ никакого вреда этимъ искусникамъ [116]), производящимъ надъ ними всѣ манипуляціи, не выдергивая ядовитыхъ зубовъ [117]). Богатые жители приглашаютъ псилловъ для предохраненія своихъ домовъ отъ змѣй, которыя часто заползаютъ въ темныя и сырыя нижнія помѣщенія домовъ, а при особенно большой сырости послѣднихъ достигаютъ и до верхнихъ комнатъ, располагаясь подъ коврами и матрацами [118]). Для библеистовъ собственно особенную важность въ виду объясненія библейскаго факта представляетъ та засвидѣтелъствованная новѣйшими путешественниками способность псиллъ, благодаря которой они могутъ змѣю привести въ такое состояніе оцѣпенѣнія, что она какъ бы превращается въ палку и становится недвижима, а потомъ посредствомъ тонкихъ манипуляцій снова дать ей движеніе и возвратить къ жизни [119]). Аналогіей съ этимъ искусствомъ, основаннымъ не на одномъ фокусѣ, но и на знаніи силъ и законовъ природы и пользуются въ настоящее время какъ средствомъ въ объясненію дѣйствій маговъ при Моисеѣ [120]), предполагая, что посохи маговъ могли быть настоящими змѣями въ томъ именно состояніи оцѣпенѣнія или одервененія, въ которомъ эти змѣи были какъ палки, и что превращеніе у маговъ жезловъ въ змій было вѣроятно ничѣмъ инымъ, какъ дѣйствительнымъ оживленіемъ послѣднихъ. Правда, библейскій текстъ не даетъ основанія представлять египетскихъ волхвовъ явившимися съ оцѣпенѣлыми зміями вмѣсто посоховъ; онъ говоритъ: каждый изъ волхвовъ бросилъ свой жезлъ, и они сдѣлались змѣями; но по мнѣнію библеистовъ, допускающихъ указанную аналогію, Моисей описываетъ дѣйствіе маговъ какъ оно казалось фараону и зрителямъ [121]), не вводя читателей во внутреннюю сущность явленія, принадлежащаго къ темной и неразгаданной области физическихъ силъ, кромѣ маговъ никому неизвѣстныхъ [122]).




[112] Въ это время сами псиллы находятся, по свидѣтельству путешественниковъ, въ экзальтированномъ состояніи, «продѣлывая подобно безумнымъ конвульсивныя движенія, пока пѣна не выступитъ изъ рта; иногда своими зубами они начинаютъ разрывать змѣй. Когда они находятся въ такомъ состояніи, народъ тѣснится къ нимъ, особенно женщины, стараясь руками коснуться ихъ рта» (Minutoli у Hengstenberg въ Bücher Moses und Aegypten. S. 100).

[113] Description de l'Egypte—par Panckoucke, t. XXIV, p. 82.

[114] Description de l'Egypte, Antiquités, Mémoires, t. 1 p. 306; Millington, Signs and Wonders in land of Ham, p. 51.

[115] Tristram, Nat. Hist. of Bible p. 272. Триcтрамъ такъ описываетъ процессъ вызова змѣи изъ пещеры и слѣдующей затѣмъ дрессировки: «когда дѣлается извѣстнымъ присутствіе змѣи (cobra) въ пещерѣ, очарователь у входа въ эту пещеру начинаетъ играть на флейтѣ и продоляжетъ эту игру до тѣхъ поръ, пока змѣя не выйдетъ привлеченная звуками; тогда онъ схватываетъ ее за хвостъ и держитъ во всю длину руки. Находясь въ такомъ висячемъ положеніи, змѣя не можетъ извернуться такъ, чтобы произвести укушеніе; истощенная отъ безполезныхъ усилій она кладется въ корзину, крышка которой остается открытой во все время музыкальной игры, но при каждой попыткѣ змѣи выползти изъ корзины, крышка опускается, пока—наконецъ— змѣя не научится спокойно стоять на своемъ хвостѣ, наклоняясь въ ту или другую сторону по направленію музыкальныхъ звуковъ, и не прекратитъ своихъ тщетныхъ попытокъ выйти изъ корзины».

[116] «Я видѣлъ человѣка, разсказываетъ путешественникъ Bruce, который выходилъ изъ подземныхъ пещеръ, въ которыхъ были зарыты ибисы. Онъ взялъ céraste (рогатая змѣя) своею совсѣмъ голою рукою со дна большой склянки, гдѣ было много этихъ животныхъ, положилъ ее на свою обнаженную голову и накрылся красной шапкой; потомъ снявъ змѣю съ головы, положилъ ее на свою грудь и затѣмъ обвернулъ ее вокругъ своей шеи, не получивъ отъ животнаго никакого вреда. Послѣ этого онъ приблизилъ ее къ курицѣ, которую та укусила и которая чрезъ нѣсколько минутъ умерла. Наконецъ, чтобы закончить свой опытъ, этотъ человѣкъ взялъ céraste за шею и, начиная съ хвоста, съѣлъ всю цѣликомъ такъ легко и съ такимъ незначительнымъ отвращеніемъ, какъ другіе ѣдятъ морковь или сельдерей (Quatremere, Mèm. geogr. et hist. p. 213). Bruce дальше замѣчаетъ, что ехидны, въ естественномъ состояніи кажущіяся живыми и подвижными, лишь только ихъ поймають подобные очарователи, дѣлаются слабыми и больными, закрываютъ глаза и никогда не обращаютъ свой ротъ въ сторону держащей ихъ руки (ibid).

[117] «Очарователи, говоритъ Тристрамъ (Nat. Hist. of Bible, p. 272), не обманщики: хотя иногда они и могутъ удалить ядовитые зубы, однако хорошо засвидѣтельствованъ фактъ, что они обыкновенно оставляютъ ихъ, и также охотно будутъ производить свои операціи надъ животными только что пойманными, какъ и надъ экземплярами, долго бывшими въ ихъ власти; но зa то они неохотно дѣлаютъ эти эксперименты надъ другими видами змѣй кромѣ cobra». «Мы сначала предполагали, говоритъ также авторъ de l'art des ophiogènes ou enchanteurs des serpens въ t. 18 Description de l'Eg. p. 333, что псиллы вырываютъ ядовитые зубы у змѣй и жало у скорпіоновъ, но потомъ мы имѣли нѣсколько случаевъ убѣдиться въ противномь». Вообще «мы, говорится въ той же статьѣ, далеко не склонные къ легковѣрію, были сами свидѣтелями такихъ чудесъ, производимыхъ псиллами, что не можемъ смотрѣть на искусство послѣднихъ какъ только на шарлатанство».

[118] Description de l'Egypte,— par Panckoucke 1829, t. XXIV p. 83. См. здѣсь интересный разсказъ Жеффруа Сент-Илера, передаваемый имъ со словъ своего отца, объ одномъ случаѣ вызова змѣи изъ нижняго помѣщенія одного дома, бывшемъ въ присутствіи главнокомандующего французскими войсками во время египетской экспедиціи и обставленномъ всѣми возможными предосторожностями. Иногда впрочемъ въ этихъ случаяхъ очарователи употребляютъ и шарлатанскіе пріемы, вызывая изъ щелей пола и стѣнъ ими же принесенныхъ въ складкахъ платья и незамѣтно выпущенныхъ змѣй, какъ это и было вѣроятно при опытахъ, произведенныхъ Ричардомъ Овеномъ въ 1868—1869 годахъ и имѣвшихъ своимъ слѣдствіемъ то, что Овенъ quitta l'Egypte avec la plus profonde conviction que les charmeurs de serpents du Caire n'etaient que de très-lourds et très-ordinairs jongleurs (Journal officiel, 14 mars 1874, p. 1983). Это шарлатанство, проявляемое иногда позднѣйшими потомками древнѣйшихъ псилловъ, нѣкоторые находятъ весьма естественнымъ въ виду того, что «современное искусство псилловъ находится уже въ состояніи разложенія, въ какое оно и должно было придти, оторвавшись отъ своей естественной почвы, именно почвы древней религіи, изъ которой это искусство и возникло. Искусство это существуетъ въ странѣ, гдѣ новѣйшее просвѣщеніе не могло не повліять разрушающимъ образомъ на его непосредственность. Что же удивительнаго, если мѣсто прежняго неподдѣльнаго экстаза стало иногда занимать притворство и въ дѣйствія псилловъ привзошли шарлатанскіе пріемы. Но и теперь про­являющаяся доля экстаза можетъ служить намъ къ представленію объ интенсивности экстатическаго состоянія псилловъ во время разцвѣта египетской религіи и египетскаго жречества» (Hengstenberg, Bücher Moses und Aegypten, s. 101).

[119] Въ Description de l'Egypte vol, XXIV p. 82 говорится: «они (псиллы) могутъ обратить змѣю въ палку и сдѣлать ее какъ бы мертвою; потомъ они оживляютъ ее, когда хотятъ, держа за хвостъ и быстро вращая ее между своими руками».

[120] Куртцъ хотя доказываетъ въ дѣйствіяхъ языческой магіи, о которыхъ сохранила намъ свѣдѣнія «достовѣрная исторія», несомнѣнное участіе демоническихъ силъ и объясняетъ съ этой своей точки зрѣнія въ частности дѣйствія египетскихъ маговъ (Gesch. d. Alt. Bund. II, 94), тѣмъ не менѣе не отрицаетъ возможности и другаго объясненія подражанія этихъ маговъ первому знаменію, совершенному Моисеемъ, именно чрезъ аналогію съ искусствомъ псилловъ: на поставленный имъ самимъ вопросъ, принесенные магами жезлы были ли действительно деревянные жезлы или это были приведенные въ оцепенелое состояніе змѣи, Куртцъ отвѣчаетъ: «послѣдняго мы не можемъ отрицать» (ibid. 97), прибавляя впрочемъ дальше, что онъ «не уклонился бы въ страхѣ и отъ признанія, что это были действительно деревянные жезлы, если бы кто захотелъ принудить его къ этому признанию, основываясь на букве текста, — онъ (Куртцъ) не уклонился бы отъ такого признанія, потому что Писаніе говоритъ о ложныхъ знаменіяхъ и чудесахъ, который могутъ являться по действію сатаны (2 Ѳессал. II, 9).

[121] Cook, Speaker's Comment. I, 276.

[122] Hengsteuberg, Bücher Moses und Aegypten, 102.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Пн Окт 05, 2009 11:18 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Хотя естественное искусство заговариванія змѣй и хорошо повидимому приближаетъ къ нашему разумѣнію библейское повѣствованіе объ успѣшномъ подражаніи египетскихъ маговъ первому чуду Моисея, тѣмъ не менѣе, строго держась библейскаго текста, нельзя сказать, чтобы аналогія съ этимъ искусствомъ псилловъ имѣла право быть самымъ вѣроятнымъ объясненіемъ дѣйствія египетскихъ волхвовъ при Моисеѣ; напротивъ болѣе соотвѣтствующимъ библейскому повѣствованію нужно признать первое изъ изложенныхъ объясненій, именно пониманіе тѣхъ отцовъ и учителей церкви, по которому маги дѣйствительно превратили свои жезлы въ змѣй силою діавола, дѣйствовавшаго въ этомъ, какъ и въ другихъ случаяхъ, по допущенію Божію. Что демоны и дѣйствующіе лодъ ихъ вліяніемъ люди могутъ творить чудеса, это не стоитъ въ противорѣчіи со Свящ. Писаніемъ: эту возможность совершенія дѣйствительныхъ знаменій и чудесъ отъ людей, водящихся ложными богопротивными цѣлями и допускаемыхъ Богомъ къ искушенію и испытанію истинныхъ Его поклонниковъ, выражаетъ и Моисей, когда онъ предостерегаетъ Израильтянъ отъ ложныхъ пророковъ, которые будутъ обольщать ихъ знаменіями и чудесами къ совращенію къ богамъ инымъ (Вт. ХIII, 1 — 3: Если востанетъ среди тебя пророкъ или сновидецъ, и представитъ тебѣ знаменіе или чудо, и сбудется то знаменіе или чудо, о которомъ онъ говорилъ тебѣ, и скажеть притомъ: пойдемъ въ слѣдъ боговъ иныхъ, которыхъ ты не знаешь, и будемъ служить имъ: то не слушай словъ пророка сего, или сновидца сего; ибо чрезъ сіе искушаеть васъ Господь, Богъ вашъ, чтобы узнать, любите ли, вы Господа, Бога вашего, отъ всего сердца вашего и отъ всей души вашей); въ Новомь Завѣтѣ это ученіе о знаменіяхъ и чудесахъ, совершаемыхъ силою діавола, выражено самимъ Іисусомъ Христомъ и апостоломъ Павломъ: когда фа­рисеи возводили на Іисуса Христа обвиненіе, что Онъ силою Веельзевула изгоняетъ бѣсовъ, Іисусъ Христосъ не отрицаетъ возможности со стороны діавола творить чудеса, но только указываетъ противорѣчіе въ обвиненіи фарисеевъ, по которымъ какъ будто діаволъ можетъ быть противникомъ самому себѣ, дозволяя Іисусу Христу разрушать его (діавола) царство (Мѳ. ХII, 24—25); въ другомъ мѣстѣ (Mѳ. XXIV, 24) Іисусъ Христосъ предсказываетъ появленіе лжехристовъ и лжепророковъ, которые дадутъ великія знаменія и чудеса. Апостолъ Павелъ называетъ эти знаменія и чудеса знаменіями и чудесами лжи — σημεῖα ϰαὶ τέρατα ψεύδους, которыя могутъ явиться ϰατ̉ ένέργειαν τοῦ σατανᾶ (Ѳесс. II, 9), т. е. знаменіями и чудесами не призрачными только, а действительными, только направленными въ пользу лжи и къ отвращенію людей отъ истины.—Нужно принять во вниманіе, что казни египетскія были не только бѣдствіемъ для египтянъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ и главнымъ образомъ пораженіемъ и униженіемъ египетскихъ боговъ, чтобы понять, какія сильныя побужденія имѣло адское царство вооружиться своими силами на защиту лжи въ лицѣ египетскихъ боговъ и ихъ почитателей. По ученію Откровенія, все ветхозавѣтное человѣчество, насколько оно было грѣховно и покрыто тьмою идолопоклонства, было ничѣмъ инымъ, какъ областію сатаны (Дѣян. ХХVІ. 18; Колос. I, 13), и погрязающіе въ заблужденіяхъ и злѣ люди ничѣмъ инымъ какъ чадами діавола (Іоан. VIII, 44), живущими по волѣ его, властительски въ нихъ дѣйствующаго (Ефес. II, 2). Отцы церкви и особенно нѣкоторые изъ нихъ (Іустінъ, Аѳинагоръ, Ѳеофилъ) настойчиво проводили мысль, что особенно враждебную и губительную для людей силу проявилъ діаволъ въ язычествѣ и идолопоклонствѣ, которое было его дѣломъ, и которое послужило для него самымъ важнымъ и пригоднымъ орудіемъ къ рас­пространенію лжи и обмана, заблужденій и пороковъ [123]). Послѣ сказаннаго о силѣ діавола творить дѣйствительныя чудеса и о побужденіяхъ, какія имѣлъ діаволъ для того, чтобы воспользоваться этой силой во время борьбы Іеговы съ египетскими богами, нѣтъ безспорныхъ основаній оставлять указанное мнѣніе отцовъ для другихъ мнѣній, менѣе сообразныхъ съ текстомъ библейскаго повѣствованія.

Что касается фараона, то онъ — вѣрилъ или не вѣрилъ въ дѣйствительное превращеніе жезловъ въ змѣй — въ томъ и другомъ случаѣ могъ приходить къ тому естественному соображение, что на сторонѣ Моисея было превосходство только въ степени обладанія общимъ съ магами искусствомъ. Слѣдующее чудо или — лучше — слѣдующій моментъ перваго знаменія — поглощеніе жезломъ Моисея жезловъ или змѣевъ маговъ долженъ былъ разсѣять это ошибочное соображсніе фараона и раскрыть предъ послѣднимъ, если только онъ былъ способенъ воспринимать правильно духовяыя впечатлѣнія,— силу и превосходство врага, съ которымъ онъ рѣшился вступить въ ратоборство, и возбудить въ немъ тревожныя опасенія за благополучный для него исходъ предпринятой борьбы.

Что касается фараона, то онъ — вѣрилъ или не вѣрилъ въ дѣйствительное превращеніе жезловъ въ змѣй — въ томъ и другомъ случаѣ могъ приходить къ тому естественному соображение, что на сторонѣ Моисея было превосходство только въ степени обладанія общимъ съ магами искусствомъ. Слѣдующее чудо или — лучше — слѣдующій моментъ перваго знаменія — поглощеніе жезломъ Моисея жезловъ или змѣевъ маговъ долженъ былъ разсѣять это ошибочное соображсніе фараона и раскрыть предъ послѣднимъ, если только онъ былъ способенъ воспринимать правильно духовяыя впечатлѣнія,— силу и превосходство врага, съ которымъ онъ рѣшился вступить въ ратоборство, и возбудить въ немъ тревожныя опасенія за благополучный для него исходъ предпринятой борьбы.

Значеніе и цѣль перваго, совершеннаго Моисеемъ предъ лицемъ фараона и его подданныхъ чуда, не могли не быть болѣе или менѣе ясными и очевидными для египтянъ, благодаря целесообразному выбору матеріальныхъ элементовъ, на которыхъ проявилось чудесное дарованіе Моисея. Въ первомъ божественномъ знаменіи для проявленія божественной силы избираются жезлъ и змѣй, имѣвшіе, какъ теперь выяснено, важное значеніе не только въ религіозно-миѳологической жизни Египта, но и въ государственно общественной, съ одной стороны какъ символы божества, а съ другой — какъ аттрибуты царской власти, въ глазахъ египтянъ также почти божественной.




[123] См. Еп. Сильвестра «Опытъ православ. догматич. богословія» т. 3, стр. 387. Кіевъ, 1885.

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Пн Окт 05, 2009 11:21 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




У древнихъ народовъ ни одно животное не имѣло такого важнаго значенія и потому такъ часто не фигурировало въ религіозныхъ мистеріяхъ, народныхъ миѳологіяхъ и вообще въ области чудеснаго, какъ змѣй, который съ ранняго времени возбуждалъ удивленіе, уваженіе или отвращеніе человѣческаго рода: одни считали его типомъ мудрости, соединяя его съ представленіемъ о добрыхъ богахъ, другіе смотрѣли на него какъ на олицетвореніе злаго начала, противника свѣта и жизни, третьи употребляли его въ своей символикѣ какъ эмблему міра, изображавшагося иногда въ формѣ круга, пересѣкаемаго по горизонтальной линіи змѣемъ [124]). Религіозность египтянъ, побуждавшая ихъ „видѣть Бога повсюду въ универсумѣ” [125]), сильное развитіе зооморфизма въ ихъ культѣ, загадочныя особенности въ природѣ и образѣ жизни змѣя— все это должно было дать змѣю почетное мѣсто въ религіи египтянъ, какое онъ и дѣйствительно тамъ занималъ [126]). Изъ различныхъ видовъ змѣя, извѣстныхъ въ Египтѣ, особеннымъ религіознымъ почтеніемъ и популярностью во всей странѣ пользовался аспидъ или урэусъ, царскій змѣй [127]): этотъ видъ змѣя почитался по всей странѣ, хотя большими почестями пользовался въ тѣхъ мѣстахъ, гдѣ въ религіозномъ культѣ господствовали тѣ боги, типическимъ представителемъ которыхъ былъ аспидъ [128]). Какъ символъ вѣчности [129]), аспидъ вмѣстѣ съ солнечнымъ крылатымъ дискомъ служилъ во всемъ Египтѣ главной эмблемой, господствовавшей надъ всѣми другими эмблемами: египтяне помѣщали ее па фронтонѣ своихъ храмовъ, какъ бы желая сказать всякому проходящему, что благоговѣніе къ высшему Существу, покровительствующему міру, и котораго аспидъ служитъ символомъ, есть главная обязанность каждаго [130]); а въ религіозныхъ гимнахъ, обращенныхъ къ солнечному свѣтилу, какъ олицетворенію покровительствующаго міру божества, урэусъ часто служитъ синонимическимъ обозначеніемъ послѣдняго [131]). Аспидъ служилъ эмблемой и отдѣльныхъ боговъ и потому входилъ важнѣйшимъ элементомъ въ ихъ скульптурныя изображенія: такъ, Ранно, богиня садовъ, которой змѣя была посвящена, какъ уничтожающая въ садахъ крысъ и червей, представлялась въ формѣ аспида или съ человѣческимъ тѣломъ и головою змѣи [132]); чаще же всего аспидъ служитъ головнымъ украшеніемъ боговъ и богинь, замѣняя діадему [133]). Но египтяне не только пользовались змѣемъ для символическихъ изображеній тѣхъ или другихъ божествъ, но дѣлали объектомъ религіознаго почтенія даже живыхъ змѣй, устроивая для послѣднихъ алтари и дѣлая имъ приношенія [134]). Евсевій говоритъ о двухъ живыхъ змѣяхъ въ Ѳивахъ въ Верхнемъ Египтѣ, „которымъ народъ установилъ праздники, жертвоприношенія и оргіи, считая ихъ величайшими изъ всѣхъ боговъ и владыками вселенной” [135]). Геродотъ упоминаетъ о рогатыхъ змѣяхъ, считавшихся священными около Ѳивъ: „когда эти змѣи умираютъ, ихъ хоронятъ въ храмѣ Зевса, которому онѣ, говорятъ, посвящены” [136]). Въ Ѳивскихъ гробницахъ аспидъ часто изображается охраняющимъ виноградные прессы и житницы, служа въ этомъ случаѣ для египтянъ, очевидно, олицетвореніемъ agathodaemon'a или добраго генія [137]).




[124] Wilkinson, Manners and Customs of the Ancient Egyptians, vol. II, part. II, p. 244.

[125] Maspero, Histoire Ancienne des Peuples de l'Orient, p. 27.

[126] Millington, Signs and Wonders, p. 22.

[127] Этотъ видъ змѣя, довольно обычный и въ настоящее время въ садахъ египетскихъ и извѣстный подъ именемъ Naja haje (Wilkinson in Rawlinson's Herodotus vol. II, p. 106. Naja haje—позднѣйшее арабское названіе аспида, на древне-египетскомъ языкѣ называвшагося именемъ ârâ, транскрипціей котораго и служитъ греческое Ουραιος— (Pierret, Le Panthéon Egyptien, 30), и служитъ объектомъ, надъ которымъ практикуютъ свое искусство очарователи змѣй (Tristram, Nat. Hist. of Bible, p. 271). «Онъ отличается способностію расширять свою шею, поднимая переднія ребра и давая передней части груди форму плоскаго блюда. Когда змѣй встревоженъ или раздраженъ, онъ принимаетъ стоячее положеніе, опираясь на нижніе позвонки хвоста, и дѣлаетъ сильные прыжки впередъ. Въ такомъ положеніи онъ часто изображается на памятникахъ и обыкновенно символизируетъ безсмертіе» (Tristram, ibid.). Naja haje имѣетъ въ длину отъ 3 до 4½ футовъ, а самый большой экземпляръ, который имѣлъ случай видѣть Вилькинсонъ, достигалъ до 5 футовъ 11 дюймовъ (Wilkinson in Rawlinson's Herodotus p. 106).

[128] Wilkinson, Customs and Manners of Anc. Egyptians, vol. II. part. II, p. 243.

[129] Видя, что змѣй каждую весну мѣняетъ свою кожу, египтяне думали, что онъ не старѣется подобно солнцу, которое каждое утро появляется обновленнымъ изъ области мрака. «Аспида, говорить Плутархъ, египтяне почитали по причинѣ нѣкотораго сходства между нимъ и дѣйствіями Божественной силы: такъ какъ онъ не старѣется и движется съ большею легкостію, не имѣя внѣшнихъ органовъ движенія, то они уподобляли его звѣздамъ» (Plutarchus, De Iside et Osiride, LXXIV). По мнѣнію Brugsch'a (Religion und Mythologie der Alten Aegypter S. 159) змѣй въ частности символизировалъ въ глазахъ древнихъ египтянъ ежегодное, основанное на кругообращеніи солнца, возобновленіе міроваго порядка и возрожденіе произведеній земли съ возобновленіемъ годичнаго круга, отсюда форма змѣя входила составною частію въ взображенія боговъ, управлявшихъ космогоническими процессами.

[130] Beauregard, Les Divinités 'Egyptiennes, p. 258.

[131] Напр. въ гимнѣ Аммонъ-Ра-Гармахису въ переводѣ Масперо читаемъ: «Honneur à toi, vieillard qui se manifeste en son heure, seigneur aux faces nombreuses, Uraeus qui produit les rayons destructeurs des ténèbres» (Hist. Ancien. des peuples de l'Orient, p. 34).

[132] Wilkinson, Customs and Manners, vol. II part. I, p. 184. Тотъ представляется иногда на памятникахъ съ кадуцеемъ, т. е. съ обычнымъ жезломъ, обвитымъ двумя змѣями (Champollion le Jeune, Lettres écrites d'Egypte et de Nubie en 1828 et 1829, Paris 1833, p. 150).

[133] Wilkinson in Rawlinson's Herodotus, vol. II, p. 106; Bunsen, Aegyptens Stelle in Weltgeschichte I, 435. Такъ статуя Изиды была увѣнчиваема змѣей какъ діадемой (Wilkinson, Customs and Manners, vol. II, part. II, p. 239). Солнечный богъ Аммонъ-Ра часто изображается на памятникахъ съ двойною короною (pschent) на головѣ, украшенною двумя урэусами—однимъ сь правой и другимъ съ лѣвой стороны (Pierret, Le Panteon Egyptien, 30); равнымъ образомъ и гіероглифическимъ обозначеніемъ главнаго солнечнаго бога служили или два коршуна на двухъ корзинахъ или два аспида также на двухъ корзинахъ или наконецъ коршунъ и аспидъ стоящіе каждый на отдѣльной корзинѣ (Pierret, ibid. 31).

[134] Wilkinson in Rawlinson's Herodotus, II, 106.

[135] Eusebii Praeparatio Evang. lib. I cap. X p. 42.

[136] Εὶσὶ δὲ περὶ Θῆβας ίροἰ ὅϕιες, ἀνϑρώπων ούδαμῶς δηλήμονες, οί μεγάϑεϊἐόντες σμιϰροί δύο ϰέρεα ϕορέουσι πεϕυϰότα ἐξ ᾰρης τῆς ϰεϕαλῆς, τούς άποϑανόντας ϑάπτουσι ἐν τῷ ίρῷ τοῦ Διός τούτου γαρ σϕέας τοῦ Θεοῦ ϕασι εῖναι ιρούς (Herod, lib. II cap. 74, p. 83). «По всей вероятности, говоритъ Вилькинсонъ, здѣсь Геродотъ приписываетъ рогатой змѣѣ (ѵірerа cerastes) почести, воздававшіяся аспидамъ» (Wilkinson in Rawlinson's Herodotus).

[137] Millington, Signs and Wonders, p. 48. Lane упоминаетъ, какъ о любопытномъ остаткѣ древнихъ суевѣрій, о томъ, что въ Каирѣ каждый кварталъ города имѣетъ особаго хранителя въ видѣ змѣя: а curious relic of ancient Egyptian superstition must here be mentioned, говорить онъ, it is believed, that each quarter in Cairo has its peculiar guardian-genius, or Agathodaemon, which has the form of a serpent» (E. W. Lane, An Account of the Manners and Customs of the Modern Egyptians, London 1846, vol. 1, p. 310—311). Но были въ Египте и другіе виды змѣй, которые не возбуждали въ египтянахъ такого религіознаго благоговѣнія къ себѣ, какимъ пользовался аспидъ: одна змѣя считалась даже образомъ злаго бытія и по миѳическому сказанію убита была Горусомъ, который часто на гробницахъ изображается стоящимъ на лодкѣ и прокалывающимъ пикой голову змѣи въ тотъ моментъ, когда послѣдняя показывается изъ воды (Wilkinson, Customs and Manners of Egypt., vol. Il part. II p. 243; Millington, Signs and Wonders, p. 49).

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
СообщениеДобавлено: Пн Окт 05, 2009 11:27 am Ответить с цитатой
antikob
Зарегистрирован: 16.03.2009
Сообщения: 835




Связь съ культомъ солнца, главнаго божества египтянъ, личнаго культа фараоновъ, которые считались не только представителями солнца на землѣ [138]), но при дальнѣйшемъ развитіи ихъ культа и имѣющими одну субстанцію съ богами [139]),—эта связь привела къ тому, что аспидъ, ассоціировавшійся въ религіозныхъ воззрѣніяхъ народа съ представленіями о богахъ и служившій важнѣйшимъ аксессуаромъ въ эмблематическомъ изображеніи верховнаго божества, далъ собою форму для детальнаго украшенія важнѣйшей царской инсигніи, — царской короны [140]), откуда и получилъ названіе урэуса, царской змѣи [141]). Такъ, Эліанъ упоминаетъ объ „обычаѣ египетскихъ царей носить аспидовъ различнаго цвѣта въ своей коронѣ, такъ какъ это пресмыкающееся было эмблемой непобѣдимой силы царства” [142]). На лбу статуй фараоновъ [143]), а также изображеній мумій, т. е. на крышѣ гробовъ виднѣется царскій змѣй— урэусъ [144]); царскія короны, увѣнчивающія на скульптурныхъ изображеніяхъ головы фараоновъ, часто оканчиваются поясомъ, составленнымъ изъ змѣй [145]). Этотъ символъ такъ слился съ представленіемъ о фараонѣ, что изображеніе человѣка съ короной на головѣ, украшенной урэусомъ, съ скипетромъ въ одной рукѣ и бичемъ въ другой имѣло у египтянъ значеніе изображенія царя [146]).

При первомъ божественномъ знаменіи въ змѣя превращается не другой какой либо предметъ, а именно жезлъ, имѣвшій въ религіозныхъ символическихъ изображеніяхъ древняго Египта также важное значеніе, какъ символъ божественной силы и божественнаго могущества [147]). На скульптурныхъ изображеніяхъ древне-египетскія божества представляются обыкновенно держащими скипетръ въ одной рукѣ и знакъ жизни въ другой, причемъ боги имѣютъ жезлъ съ головою кобчика на его верхнемъ концѣ, а богини носятъ жезлъ, заканчивающійся цвѣткомъ лотоса [148]). Скипетръ, также какъ корона и тронъ, служилъ еъ древнемъ Египтѣ также и аттрибутомъ царской власти [149]), какъ показываютъ живописныя изображенія на древне-египетскихъ памятникахъ, представляющія иногда фараоновъ сидящими на тронѣ съ двойною короною на головѣ и скипетромъ въ рукахъ [150]).

Эти-то священные въ глазахъ египтянъ, занимающіе важное мѣсто въ ихъ религіозной символикѣ предметы и избираются для перваго проявленія чудодѣйственной силы Моисея, отмѣчая и характеръ борьбы, которая должна разразиться надъ Египтомъ при дальнѣйшемъ противленіи фараона Божественной волѣ,—и ту сферу египетской жизни, гдѣ эта борьба должна будетъ совершиться: жезлъ Моисея обращается въ змѣя, въ этотъ священный символъ египетской религіи, а вмѣстѣ и государственнаго строя, ясно указывая фараону въ лицѣ Моисея органъ новой выступившей предъ нимъ силы; a поглощеніе жезломъ Моисея жезловъ египетскихъ волхвовъ должно было предвѣщать и неблагопріятный для него (фараона) исходъ ратоборства съ этой силой, если онъ только вступитъ въ него. — Первое чудо, совершенное Моисеемъ предъ фараономъ и его подданными, не только не причинило какого либо ущерба благосостоянію египтянъ какъ личному, такъ и имущественному, но даже не сопровождалось, подобно первымъ изъ послѣдующаго ряда казней, неблагопріятными для ихъ бытовой и общественной жизни неудобствами, лишающими спокойствія и мѣшающими наслаждаться лучшими сторонами установившагося быта;—это было простое, не преслѣдовавшее карательной цѣли и не влекшее за собою въ качествѣ наказанія тяжелыхъ послѣдствій, знаменіе Божественной силы, предостерегавшее фараона отъ дальнѣйшаго противленія велѣніямъ этой силы указаніемъ на ея могущество и превосходство предъ ничтожностію египетскихъ боговъ. Но фараонъ не внялъ этому предостереженію; и на почвѣ Египта началась величайшая историческая драма, какую когда либо видѣло человѣчество,—начался рядъ египетскихъ казней.




[138] Birch, Ancient Hist. of Egypt from Monuments, p. XVIII.

[139] Ibid. p. 28.

[140] Beauregard, Les Divinités Egyptiennes, p. 259. Въ поэмѣ неизвѣстнаго поэта, воспѣвающей славу Тутмеса III и величіе Аммона, дѣлается между прочимъ слѣдующее обращеніе отъ лица Аммона къ Тутмесу: «Да пройдутъ побѣды твои сквозь всѣ народы. Моя царская змѣя блеститъ на твоемъ челѣ. И въ ничто обратится врагъ твой до края неба» (Brugsch, Geschichte Aegyptens unter den Pharaonen S. 354).

[141] Wilkinson, Customs and Manners, vol. II part. I, p. 184.

[142] Wilkinson, ibid. vol. II p. II p. 239. Подобное свидѣтельство мы находимъ у Діодора Сицилійскаго: онъ, сравнивая обычаи Египта съ обычаями Еѳіопіи и отмѣчая въ тѣхъ и другихъ близкое сходство, говорить: τοὺς βασιλεῖς χρῆσϑαι πίλοις μαϰροῖς ἐπὶ τοῦ πέρατος ομϕαλὸν ἔχουσι, ϰαὶ περιεσπειραμένοις ὄϕεσιν, οὓς ϰαλοὖσιν ἀσπίδας (Diod. Sic. lib. III cар. 3).

[143] Beauregard, Les Divinités Egyptiennes, p. 259; Uhlemann, Handbuch d. Aegypt. Alterthumskunde II, 289.

[144] Brugsch, Geschichte Aegyptens unter d. Pharaonen, S. 237.

[145] Wilkinson, Customs and Manners, vol. II p. II p. 239. Аспидообразныя короны представляются также и на головахъ царицъ: корону такого рода имѣютъ напр. статуи матери и жены Амунофа (звучащаго Мемнона).

[146] Brugsch, Die Geographie des Alten Aegyptens, Leipzig 1857, S. 123—124.

[147] Brugsch, Religion und Mythologie d. A. Aegypter, S. 184.

[148] Bunsen, Aegyptens Stelle in Weltgeschichte I, 435.

[149] Ebers въ Riehm, Handwort. d. Bibl. Altert. II, 1187.

[150] Такъ, на извѣстномъ абидосскомъ изображеніи Рамзеса II великій царь представленъ сидящимъ на тронѣ и держащимъ жезлъ обѣими руками (Bunsen, Aegyptens Stelle in Weltgesch. I, 75).

_________________
http://antikob.livejournal.com
http://antikob.narod.ru
http://antikob.rutube.ru/
Посмотреть профиль Найти все сообщения пользователя antikob Отправить личное сообщение
Исход израильтян из Египта (М.Савваитского)
Список форумов Против КОБ ("Концепции Общественной Безопасности") » Православие
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Часовой пояс: GMT + 3  
Страница 1 из 2  
На страницу 1, 2  След.
  
  
 Начать новую тему  Ответить на тему  


Powered by phpBB © 2001-2004 phpBB Group
phpBB Style by Vjacheslav Trushkin
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS